Перейти к содержимому



Последние сообщения

Иисусова молитва
Маслинка (31 Июль 2018 - 23:04)
Конечно,оно хорошо,в монастырь сходить!Но иногда полезно узнать и как иные спасаются....
Иисусова молитва
AlexeyGK (31 Июль 2018 - 22:02)
Общение на форуме очень мало дает для спасения души. Лучше в монастырь пешком сходить, по до...
Иисусова молитва
Маслинка (27 Июль 2018 - 20:54)
Вот,жалко,может,что форум заглох как-то.....Интересно и полезно бывает пообщаться с иноками и взы...
Иисусова молитва
Ольга С (06 Октябрь 2017 - 14:14)
Живи незаметно
Ольга С (06 Октябрь 2017 - 13:31)
О помыслах
Ольга С (06 Октябрь 2017 - 13:26)
О РАССЕЯННОСТИ ВО ВРЕМЯ МОЛИТВЫ Одно из главных препятствий к внимательной молитве — появлен...

Последние изменения статуса

Все изменения

Последние комментарии галереи


Последние изображения из галереи


- - - - -

Мы стремимся продолжать традиции московского монашества

иг. петр (еремеев) общежитие образование устав послушание паломничество

Игумен Петр (Еремеев)

Перед всяким городским монастырем, и в особенности таким древним, как наш, стоит множество задач, которые иногда кажутся взаимоисключающими. Первенствуют среди них, разумеется, возрождение и становление собственно духовной жизни обители. Для этого монахи и приходят сюда — иначе это был бы не монастырь, а музей или архитектурный ансамбль. Чтобы совместно двигаться ко Христу Спасителю, братия должна существовать единой семьей в едином ритме коллективной духовной жизни...
Высокий юбилей Петровской обители

Игумен Петр (Еремеев): «Мы стремимся продолжать традиции московского монашества»

Высоко-Петровский ставропигиальный мужской монастырь отмечает семивековой юбилей. Основанная в 1315 году святителем Петром прославленная обитель с давних пор заслуженно считается одним из наиболее узнаваемых символов российской столицы. Первоначально посвященная святым апостолам Петру и Павлу, после канонизации митрополита Петра она была официально переименована в честь первого московского святителя и чудотворца. Москвичи не забыли своего небесного патрона: он перенес кафедру русских первосвятителей из Владимира в Москву, чем благословил возвышение города среди окрестных княжеств и на века определил его первопрестольный статус. У гробницы первосвятителя в Успенском соборе Кремля начиная с XIV века государи возводились на престол, а подданные присягали на верность богоугодному правителю. Особо покровительствовали помазанники Божии и обители святителя Петра. Сейчас монастырь после долгих десятилетий забвения и запустения активно восстанавливается. Ежедневно проводятся богослужения, возрождена монашеская жизнь, разрабатывается масштабный проект комплексной научной реставрации храмов и территории, основан монастырский музей. О ближайших планах развития обители и о главных торжествах юбилейного года, запланированных на сентябрь, «Церковному Вестнику» рассказывает ее наместник игумен Петр (Еремеев).

Петровки в День города

— Ваше Высокопреподобие, ровно год назад вместе с москвичами вы отмечали другой важный юбилей — 500-летие соборного храма во имя святителя Петра. Этот праздник, совпавший с Днем города, стал первой — и очень удачной — попыткой «выхода монастыря в народ». Ваша обитель приняла активное и деятельное участие в любимом горожанами празднике. Наших читателей из столичного региона интересует: будет ли традиция продолжена в нынешний юбилейный год? Кроме того, на предстоящие торжества, конечно, приедут паломники и туристы. На какую праздничную программу им стоит рассчитывать?


— В прошлом году в рамках Дня Москвы, отмечавшегося 5 и 6 сентября, впервые со столичным правительством нам удалось отпраздновать память святителя Петра на общегородском уровне. В этом году дата церковной памяти основателя нашей обители также совпадает с Днем города, и мы снова постараемся органично объединить церковную и светскую части праздника. Это тем удобнее, что в последние годы День города уходит от помпезных шоу, разворачиваясь к запросам обычных горожан: к фестивалям, выставкам, познавательным викторинам, в которых многим хочется поучаствовать вместе с детьми.

В рамках прошлогоднего праздника монастырь вместе со столичным департаментом культуры, департаментом национальной политики, межрегиональных связей и туризма и объединением «Музей Москвы» постарался максимально приблизиться к этому формату. Петровский бульвар во всю свою длину превратился в посвященную митрополиту Петру тематическую праздничную площадку. В его начале наш монастырский хор и городские музыкальные коллективы исполняли духовные песнопения и народные песни. Далее следовала открытая библиотека с книгами о митрополите Петре, Белом городе и Высоко-Петровском монастыре. Затем работал кинозал под открытым небом, где демонстрировались документальные фильмы о нашей обители. На многочисленных детских площадках юные москвичи с огромным интересом состязались в конкурсах рисунков на тему быта и жизни Москвы эпохи Ивана Калиты. Рядом были развернуты небольшие кузнецкая и гончарная слободы, проходили импровизированные мастер-классы по азам вышивания и ткацкого искусства. В общем, оказавшись на бульваре, вы словно перемещались в эпоху, когда митрополит Петр решил переехать из Владимира в Москву. Нам было очень важно показать горожанам быт, настроения, исторический дух того времени. И когда гости, быть может, случайно или впервые оказавшиеся на таком празднике, потом шли с бульвара в монастырь, они уже были подготовлены к богослужению в наших храмах. Для нас молитвенная память святителя Петра в этом празднике, конечно, главная часть.

— С богослужения ведь, собственно, этот праздник, для которого горожане даже придумали собственное название — Петровки, и начался...

— Первоначально праздник мы назвали День святителя Петра. Но неожиданно москвичи стали называть 5 и 6 сентября Петровками. Это, видимо, и есть то живое восприятие горожанами праздника в честь первого московского святого и митрополита, тот отклик в сердцах людей, который мы ждали. Теперь, когда это название городского торжества входит в обиход, нужно продолжать трудиться, чтобы не обмануть их ожидания.

Да, богослужение задало тон всему празднику с самого начала. Ведь сам Святейший Патриарх великим чином освящал старейший храм нашей обители — Петровский собор, возведенный прославленным итальянским зодчим Алевизом Фрязиным по повелению великого князя Василия III. В своей истории этот храм освящался несколько раз. Он был возвращен Церкви в 1990-х годах, но только сейчас стало возможным его великое освящение.

Уже после этого нашими экскурсоводами совместно с гидами движения «Архнадзор» организовывались многочисленные экскурсии по территории самого монастыря, по Белому городу и по прилегающим бульварам, на которые в свободном режиме записаться можно было вплоть до начала всенощного бдения. А уже после его окончания, когда зашло солнце, под аккомпанемент очень красивой иллюминации (ее специально разработали к этому празднику, чтобы подчеркнуть при помощи освещения уникальные барочные декоры наших храмов) состоялся интереснейший концерт. В ходе большого сценарного действа симфонический оркестр с нашим хором и специально приглашенными актерами-чтецами развернули перед аудиторией многовековую историю монастыря от момента прибытия митрополита Петра в Москву до наших дней.

Мне кажется, первый блин отнюдь не вышел комом и этот опыт показал жизнеспособность и востребованность Петровок как для Дня города, так и для дня церковной памяти святителя Петра. Мы рассчитываем, что предстоящий в этом году праздник будет внесен в официальную программу общемосковских мероприятий Дня города-2015. Безусловный успех исторических реконструкций на Петровском бульваре побуждает нас повторить их и на этот раз. Более того, если удастся, мы распространим их на улицу Петровку. Тогда абсолютно все паломники и посетители, входящие в нашу обитель, смогут заранее окунуться в позитивную праздничную атмосферу.

Мы очень рассчитываем на освящение в этом или в будущем году храма Первоверховных апостолов Петра и Павла. У этой надвратной церкви, расположенной по Крапивенскому переулку, трудная судьба. Построенная незадолго до Отечественной войны 1812 года, она была осквернена во время наполеоновского нашествия, вторично освящена уже перед самой революцией, после чего богослужения в ней надолго прервались. Сейчас она активно возрождается. Ее уникальность в богослужебном смысле в том, что самый первый храм нашей обители, заложенный здесь митрополитом Петром (разумеется, деревянный), имел посвящение именно в честь апостолов Петра и Павла. Освящение храма, расположенного на месте древней боярской усадьбы предков царя Петра по материнской линии Нарышкиных (до сих пор, пожалуй, самого проблемного в нашем монастыре с точки зрения сохранности памятника), послужит восстановлению исторической связи с прошлыми эпохами.

Ведь вспоминая митрополита Петра, мы обязательно вспоминаем и о его духовном сыне — великом князе Иване Калите. Безусловно, без его согласия митрополичье благословение на перенесение первосвятительской кафедры в Москву не могло быть исполнено. Но, скорее всего, гораздо большее по сравнению с политической конъюнктурой момента значение здесь имела духовная связь, установившаяся между митрополитом Петром и Иваном Калитой. Великий князь, постоянно раздававший нуждавшимся милостыню, считался первым на Москве благотворителем. Вероятно, это вызвало в митрополите особое к нему расположение как к нищелюбцу. Разумеется, великий князь, подобно своему отцу Даниилу Московскому, видел залог будущего величия русских земель и народа в единстве. Именно из желания сплотить русских вокруг устоев христианской веры — без крови, без политических интриг (на которые, кстати, были способны его собратья и ближайшее окружение), а вовсе не из амбиций стать верховным правителем Руси, он согласился выстраивать новую государственность вокруг Москвы — города, где располагался его удел. Решение митрополита Петра утвердить здесь свой престол в этом свете иначе, как провиденциальным, не назовешь. Именно митрополит Петр повелел заложить в Москве кафедральный Успенский собор, в основание которого затем полагаются его святые останки. Позднее же именно ему было суждено стать первым святым этого града. Вот таким духовным смыслом мы надеемся наполнить предстоящее празднование.

— Петропавловскому храму был нанесен серьезный ущерб уже в новейшее время...

— Это случилось три года назад. При капитальном ремонте противоположного, через Крапивенский переулок, здания строительный кран рухнул на купол. Работы велись по заказу городского учреждения, и монастырь попросил руководство Моск­вы компенсировать нанесенный обители ущерб. Теперь всё позади: недоразумения сняты, купол восстановлен, и на процессе реставрации самого храма тот неприятный инцидент никак не сказывается.

Петровка, 28: единая история двух дворов

— Известна ли уже подробная программа празднования Петровок-2015? Чем, на ваш взгляд, ее можно дополнить, чтобы она превратилась в новую городскую традицию?


— Подробная программа сейчас дорабатывается и утверждается. В общих чертах она повторит прошлогодний познавательно-просветительский сценарий — с некоторыми отличиями, о которых я рассказал выше. В будущем мы очень хотели бы дополнить формат Дня города крестным ходом от Кремля до нашего монастыря. Ведь по московскому преданию, сюда, на холм за Неглинной рекой, митрополит пришел именно с княжеского двора, выйдя из Троицких (тогда еще, разумеется, деревянных) ворот Кремля. Остановившись на высоком лесистом берегу и увидев схожесть окрестностей с поймой реки Рати на границе Львовщины и Волынщины, где долго жил в основанном им монастыре, он решил заложить здесь Петропавловскую обитель. Этот холм впоследствии был наречен Пет­ровским, а пройденный митрополитом путь из Кремля с того момента известен как Петровская дорога. В те седые времена она пролегала через глухой бор и заканчивалась тупиком на месте сочленения нынешнего Бульварного кольца с Петровкой. Уже позднее здесь появятся Петровские ворота.

— Какие основания позволяют говорить именно о 700-летнем юбилее обители?

— С точностью до года момент основания монастыря в письменных источниках не упоминается, так что в этом присутствует известный элемент условности. Но исторический контекст указывает как раз на 1315 год. Историки датируют первый приезд митрополита Петра в Москву в интервале именно между 1315 и 1317 годами. С Иваном Калитой он, конечно, встречался и раньше. Так, на Переславском Соборе зимой 1311 года великий князь Московский присутствовал. И не только присутствовал, но и оказал серьезнейшую и крайне своевременной поддержку первосвятителю, когда его место на кафедре собирались передать ставленнику тверских князей.

Для нас же важно, что именно в первый приезд митрополита в наш город здесь появляется Петропавловская обитель. Как убедительно доказали по результатам проводившихся в советское время раскопок археологи, под нынешним Петровским собором и в непосредственной от него близости располагаются погребения первой половины и середины XIV века. Значит, здесь, в пригороде, уже в то время — как раз когда тут утвердился митрополит Петр — у первой Петропавловской деревянной церкви хоронили горожан-мирян и монахов.

Важным свидетельством о первоначальном посвящении обители самим митрополитом первоверховным апостолам Петру и Павлу является то, что даже после последовавшего за скорой канонизацией святителя Пет­ра переименования монастыря еще несколько столетий его параллельно продолжают именовать Пет­ропавловским. Значит, в церковной жизни Москвы монастырь к моменту преставления митрополита Петра занял столь важное место, что народная память и летописцы твердо связывали это святое место с волей и деянием святителя Петра, давшего ему посвящение в часть своих небесных покровителей. Соответственно, это исключает вероятность основания обители в более поздние сроки по сравнению с первым приездом митрополита в Москву.

— Наверное, для многих современников эти богатейшие и интереснейшие страницы отечественной истории — откровение. «Биографию» Высоко-Петровского монастыря не очень хорошо знают даже коренные москвичи...

— Поэтому мы так подробно о ней и говорим. Во многом так получилось потому, что десятилетиями для горожан Высоко-Петровский монастырь был памятником-невидимкой. В первую очередь это обусловлено отсутствием хорошей точки обзора. Монастырь теснится довольно высокими домами и тремя узкими улицами: Петровкой, Петровским бульваром и Крапивенским переулком. По сравнению со многими другими московскими монастырями у нас небольшая территория. Исторически сложилось так, что она оказалась крайне органично встроена в окружающую застройку городского квартала. И если не заходить в Святые врата, у наблюдателя складывается образ монастыря как череды красивых архитектурных памятников по улице Петровке: дома игумена, колокольни с надвратной Покровской церковью и Казанской часовней, Толгской церкви, келейного корпуса, Нарышкинских палат. Изнутри же, с самой территории, монастырский ансамбль воспринимается совершенно иначе.

— Вы подробно рассказали о том, как ваша обитель в ходе празднеств собирается «выходить в народ». А что будет ждать гостей на монастырском дворе?

— У нас два двора. Так получилось опять же в силу исторического развития и обустройства территории. Так называемый Митрополичий двор с Петропавловским храмом в центре, вокруг которого первоначально выстраивалась обитель, назван в честь святителя Петра.

Заметному переустройству монастырь подвергся при Петре I. К моменту его воцарения старые деревянные постройки — в том числе возведенные Иваном Калитой Боголюбская и Димитрием Донским Покровская церкви — сильно обветшали. Когда в ходе первого восстания стрельцов в 1682 году погибли родные дяди Петра — Иван и Афанасий Нарышкины, было решено похоронить их в Петровском монастыре. Тогда же у Натальи Нарышкиной созрел план посвятить оставшуюся часть жизнь благоустройству обители. Таким образом, возведение нового каменного Боголюбского собора на месте двух упомянутых храмов становится первым важным церковным делом Петра.

Позднее Петр I возведет колокольню с новой надвратной церковью со стороны Петровки, куда перенесет престол Покровского храма. В дар игумену монастыря рядом он поставит над старыми подвалами новый дом. Начинает же он, повторюсь, с Боголюбского собора, где появляется тайная молельня царя. Видимо, в памяти еще были живы связанные с кончиной святого царевича Димитрия угличские события. И в алтаре новостройки возвели скрытое иконостасом помещение со слуховыми окнами, где молился сам юный Петр. Это место сохранилось, в ходе предстоящей реставрации мы будем его восстанавливать.

В 1689 году, во время Хованщины, скрывавшийся от восставших стрельцов в Троицком монастыре Петр I горячо молится о спасении своем и своих сродников и дает обет поставить в Москве храм во имя преподобного Сергия. Выполняя его, вместе с братом Иваном Петр строит два одинаковых храма. В лавре один из них нам отлично знаком как Трапезная Сергиевская церковь, а ее московский брат-близнец — это Сергиевский храм нашей обители.

Перечисленные здания составляют Митрополичий двор с площадью в центре, которую мы по старинке называем то Митрополичьей, то Пет­ровской. Но царь Петр на этом не останавливается. В память о деде по материнской линии Кирилле Полуэктовиче Нарышкине, погребенном подле своих сыновей в усыпальнице Боголюбского собора, он обустраивает второй двор — ниже по Петровке и ближе к Кремлю. Его композиционным ядром становится бывшая боярская усадьба Нарышкиных, главный дом которой по повелению Петра надстраивают анфиладой второго этажа и размещают там кельи Братского корпуса. В течение всего последующего столетия это здание будет самым длинным двухэтажным в Москве! Тогда же реконструируются белокаменные въездные ворота с Крапивенского переулка (над которыми позднее появится Петропавловский храм), а крепостная стена приобретает узнаваемый облик с белыми зубцами. Завершает формирование Царского двора, названного так в честь Петра I, историческое здание конюшни, которая впоследствии долгое время использовалась братией в качестве хозяйственного или экономского корпуса.

Возвращаясь к вашему вопросу о праздничной программе на внутримонастырской территории, прежде всего замечу: обитель, конечно, место не для увеселений, а для молитвы. Тем не менее юбилей будет отмечаться и здесь. Наши гиды и коллеги из «Архнадзора» в течение дня проведут подробные экскурсии для всех желающих, а храмы не закроются, пока их не покинет последний молящийся. Правда, на время подготовки концертной сцены и настройки профессионального звука в прошлом году мы временно закрывали для посетителей Царский двор. Возможно, так будет и на этот раз, хотя программа праздника еще уточняется.

Создание духовной атмосферы

— Как протекает в вашей обители монашеская жизнь? Достаточно ли, на ваш взгляд, в ней насельников?


— Перед всяким городским монастырем, и в особенности таким древним, как наш, стоит множество задач, которые иногда кажется взаимоисключающими.

Первенствуют среди них, разумеется, возрождение и становление собственно духовной жизни обители. Для этого монахи и приходят сюда — иначе это был бы не монастырь, а музей или архитектурный ансамбль. Чтобы совместно двигаться ко Христу Спасителю, братия должна существовать единой семьей в едином ритме коллективной духовной жизни. Прежде всего это, конечно, совместное участие в богослужениях — от братского утреннего правила до окончания вечернего богослужения. Обычно день для нашего монашествующего складывается следующим образом. После братского правила и молебна святому митрополиту Петру совершается Божественная литургия. После нее, а для особо труждающихся сразу после правила — чаепитие. Затем братия расходится по послушаниям до обеда. После при возможности устраивается дневной отдых, затем до вечернего богослужения продолжаются послушания. В конце дня — ужин и вечернее правило, которое каждый из нас совершает келейно. Такой ритм позволяет в течение всего дня чувствовать молитвенную поддержку друг друга, совместно переживая все возникающие духовные и бытовые проблемы.

Другая важная задача — обустройство быта и послушаний каждого насельника таким образом, чтобы в условиях мегаполиса они помогали, а не препятствовали совместной богослужебной жизни. У нас, естественно, никакие сельскохозяйственные занятия в силу понятных причин невозможны. Поэтому в период возрождения монашеской жизни встала задача найти такую форму общего делания, которая бы помогала развиваться обители, не мешая молитвенной практике. Таким общим для всей братии делом стали занятия наукой, образованием, просвещением в широком смысле этого слова. Наши насельники преподают в Российском православном университете, сейчас мы ведем активные переговоры о возможности преподавания их силами курса основ религиоведения и теологии в других московских вузах. Кроме того, по благословению Святейшего Патриарха на базе нашего монастыря издается общецерковный журнал «Монастырский вестник» и две ежемесячные газеты (одна из них — «Обитель Петрова» — рассказывает о жизни Высоко-Петровского монастыря, вторая — о нашем Дмитровском загородном подворье).

Активно развивается экскурсионно-паломническая служба монастыря. Насельники также участвуют в ее деятельности. Кроме того, многие из них ведут занятия в Петровской богословской школе, которую мы год назад открыли при монастыре для прихожан и других желающих из числа мирян. Таким образом, вне кельи и богослужения наша братия — преподаватели и катехизаторы. Такое единство интересов и практических занятий помогает еще увереннее ощущать себя единой семьей.

Есть еще одна важная задача — сохранение культурно-исторического наследия, доставшегося нам от предков. Для многих провинциальных монастырей эта деятельность становится неподъемной. На нее иногда тратятся все доступные ресурсы, потому что государственного финансирования для поддержки памятников в должном состоянии, к сожалению, недостаточно. В Москве его тоже не хватает. Но благодаря поддержке Святейшего Патриарха сегодня активно финансируется работа по подготовке проектов реставрации обители, а в дальнейшем ожидается поэтапное финансирование реставрации храмов и иных строений.

— Вы упомянули о загородном Дмитровском подворье. Где оно располагается?

— По благословению Святейшего Патриарха Кирилла оно недавно было организовано в Красногорском районе Подмосковья по Ильинскому шоссе. Там у нас появилась возможность обустроить подсобное приусадебное хозяйство. Кроме того, те братья, которым необходимо отдохнуть от городского шума, побыть на свежем воздухе, могут выезжать на время туда, не меняя привычного монастырского распорядка дня.

— Сколько насельников сейчас в монастыре?

— Двенадцать: один монах, один иеродиакон, два послушника, остальные — иеромонахи и игумены. Кроме того, в клире монастыря состоят два женатых священника.

— Регламентирована ли в вашем монастыре продолжительность испытания перед поставлением в чин послушника?

— По утвержденному священноначалием порядку каждому желающему поступить в монастырь необходимо как минимум год побыть в качестве трудника, и только затем он может стать послушником.

— И как стать трудником Высоко-Петровского ставропигиального монастыря? Вы принимаете всех желающих?

— Нет. Монастырь небольшой, и чтобы принять нового насельника, в прямом смысле приходится строить ему келью. Основное требование — общие с главным направлением научной деятельности монастыря интересы: просвещение, образование, преподавание богословских дисциплин. В прошлом году мы позволили себе взять всего лишь одного трудника, и в ближайшее время темп роста братии вряд ли увеличится. Пока это невозможно из-за дефицита места. Но, может быть, для молодой монастырской общины это и хорошо. Для новоначального монаха особенно важно чувствовать молитвенную поддержку собратьев. Нынешнее количество насельников в монастыре в этих условиях пока оптимально.

— Как лично вам удается совмещать наместничество с постом ректора в Российском православном университете? Как складывается ваш обычный день?

— Мой личный график выстраивается сообразно конкретным мероприятиям и делам, запланированным на данную дату в монастыре и в университете. Начинается день в монастыре, что вполне естественно: здесь я живу. После братского правила или после Литургии я обычно пью чай. Затем до часа дня решаю плановые вопросы, связанные с жизнедеятельностью обители. Как правило, этого времени хватает, чтобы «разрулить» и срочные проблемы. Потом вместе с братией обедаю и уезжаю (а иногда, если погода хорошая, ухожу пешком, благо путь занимает всего четверть часа) в университет на Новую площадь и нахожусь там до вечера, если нет праздничного вечернего богослужения. Когда назначены важные встречи в городе, переезд из монастыря в РПУ происходит «через них».

Разъезд с «квартирантами»

— Монастырские здания покинул Государственный литературный музей (ГЛМ). Как вы планируете осваивать высвободившиеся помещения?


— Выезд музея планировался давно. Совершился он наконец в том числе и потому, что государство предоставило музею новое отдельное здание, и разработка проекта реставрации, которая никак не могла пойти на пользу музейным коллекциям, вступила в активную фазу. Покинув Петровку, музей завершил определенную эпоху в своей истории. Надеюсь, в будущем мы продолжим активно с ним сотрудничать, тем более что с нынешним директором Дмитрием Баком сложились дружественные рабочие отношения.

Сейчас в освобожденных помещениях идут проектно-изыскательские работы, и рабочие-реставраторы придут сюда в первую очередь. В будущем именно здесь будет оборудован выставочный комплекс нашего монастырского музея. Очень хотелось бы надеяться, что какие-то выставки мы проведем совместно с ГЛИ, ведь в его собраниях присутствуют богатые коллекции, иллюстрирующие просветительскую деятельность монашества.

— Петровский собор отреставрирован и освящен, в Петропавловской церкви работы ведутся сейчас, затем реставраторы приходят в музейный комплекс. Есть ли дальнейший график восстановительных работ? Сколько времени они займут, какого примерного бюджета потребуют?

— Все наши здания — памятники архитектуры федерального значения, в качестве заказчика реставрационных работ по ним выступает государство в лице Министерства культуры. В этом году с нашим участием должна завершиться разработка большого пакета проектной документации, и только после этого можно будет предварительно оценивать общую смету. Думаю, при благоприятном развитии ситуации воссоздание всей обители займет пять — семь лет. Но нам очень бы хотелось, чтобы определенная результативность работ стала очевидна в 2017 году, когда у нас завершаются юбилейные торжества, посвященные 700-летию монастыря. При бесперебойном финансировании это — срок реален.

Остро стоит вопрос и с территорией. Она принадлежит городу, и сейчас мы продолжаем переговоры с федеральными и московскими властями о необходимости понизить уровень земли на 1–3 метра на всей территории. Этот советский слой не относится к культурному, его давно пора удалить. Из-за него в цоколях всех наших храмов повреждена гидроизоляция, и они избыточно «пьют» грунтовые воды. Кстати, по этой причине не совсем верно говорить и о полном завершении реставрационного цикла Петровского собора. Вокруг него также предстоит удалить чужеродный насыпной слой, а в самом цоколе восстановить гидроизоляцию.

Проблема в том, что в позднесоветское время, когда здесь располагалось Министерство культуры РСФСР, уже в насыпанном грунте проложили коммуникации. Теперь все они подлежат перекладке. Это довольно трудоемкая, но, впрочем, решаемая операция.

— Как же быть в таком случае с древним монастырским кладбищем, где находятся основные захоро­нения?

— Его судьба напрямую зависит не столько от предстоящей реставрации и рекультивации земельного слоя, сколько от того, что сейчас мы не распоряжаемся этой частичкой бывшего монастырского двора. Ее — единственную из до сих пор не переданных монастырю в управление — занимает 878-й детский сад. Конечно, не все кладбище занято дошкольным учреждением, но как раз на месте захоронений располагается детская площадка. Это, конечно, ненормально. Сейчас мы попросили московские власти предоставить более подходящий для детского отдыха участок, нежели древнейшее городское кладбище. Когда эта земля освободится, здесь откроется один из исторических московских некрополей.

— В другом конце монастырской территории — ближе к Петровке — есть похожее место, связанное с трагическими событиями Москвы, с пребыванием наполеоновских войск в 1812 году...

— Оно локализовано, но пока, к сожалению, не абсолютно точно. Из исторических источников мы знаем, что, когда в Москве стояли французы, в Высоко-Петровском монастыре размещалась тысяча наполеоновских кавалеристов. В Боголюбской церкви находилась резиденция назначенного французским военным губернатором Москвы маршала Мортье. Здесь же судили и расстреливали горожан, виновных, по мнению оккупантов, в поджоге Москвы. По свидетельствам очевидцев, хоронили их в братской могиле — одном общем рве, вырытом под крепостной стеной по Петровке. Сейчас это место символически отмечено поклонным крестом между колокольней и Толгской церковью. Надеюсь, после удаления чужеродного верхнего слоя земли и подробного изучения культурного слоя мы сможем точно определить расположение братской могилы и достойно воздадим должное уважение памяти наших предков, погибших от рук чужеземных завоевателей.

— В отличие от ГЛМ, Синодальный отдел религиозного образования и катехизации (ОРОиК) по-прежнему делит с вами часть помещений. Не стесняет ли вас такой порядок вещей? Каким вам видится будущее соседство с одной из крупнейших синодальных структур?

— В 1990-е годы монастырские здания передавались именно ОРОиК, поэтому первые усилия по возрождению обители принимал как раз он. Но сегодня есть два важных аспекта, которые побуждают нас вместе с руководством отдела продвигаться к иному решению. Первый — та же самая реставрация. Она не может не затронуть установившиеся порядки ни в отделе, ни в монастыре. Братии, возможно, придется переместиться из своих келий либо в дом наместника, либо вообще в какое-то здание за пределами монастыря (как это сделали в аналогичном случае в Новом Иерусалиме). Сотрудникам синодального отдела, естественно, тоже будет крайне сложно работать, когда в зданиях и за окном развернута полномасштабная стройка. Второй аспект — теперешняя неустроенность синодального отдела, поскольку специфика наших монастырских зданий существенно затрудняет работу этого мощного и высокоресурсного церковного учреждения. Работники отдела в буквальном смысле работают по углам! Это очевидно и главе синодального отдела митрополиту Меркурию, возглавлявшему наш монастырь при его возрождении в бытность епископом Зарайским.

Неразрешимых проблем соседство не создает, но взаимную свободу деятельности слегка сковывает. И сейчас мы стараемся помогать друг другу и вместе быть полезными Церкви.

Дмитрий Анохин

Источник: e-vestnik.ru; фото: vpmon.ru


0 Комментарии