Перейти к содержимому

Результаты поиска

Найдено 2 результатов с тегом иг. исаакий (иванов)

По типу контента

По секции

Сортировать                 Порядок  
  1. Монашество должно осолять мир

    В Иоанно-Богословский мужской монастырь, что в селе Пощупово Рязанской епархии, приезжают не только паломники. Здесь бывают и те, кто стремится с Божией помощью побороть свои вредные привычки: пагубное пристрастие к алкоголю, наркотикам, игромании… Расстояние – не помеха. Среди трудников бывали даже жители Дальнего Востока и Сахалина. О том, какие сложности встречаются на пути воспитательного процесса, нередко приносящего ощутимые духовные плоды, и других аспектах монашеской жизни мы говорим с настоятелем обители, игуменом Исаакием (Ивановым).


    Не рассредоточиться за «лесом послушаний»

    Батюшка, хорошо известно, что Иоанно-Богословский монастырь наших дней последовательно, из года в год, ведет социальную работу, избрав несколько направлений. Осознаёт ли братия, что выход в мир, окормление страждущих должны совершаться не в ущерб монашескому деланию?

    Я постоянно напоминаю себе и другим, что что бы мы ни делали – занимаемся ли монастырским хозяйством, встречаем ли многочисленных паломников, окормляем ли заключенных, проводим ли беседы с учащимися филиала железнодорожного техникума или пациентами реабилитационного центра наркозависимых, – это все не основное. Эта работа или деятельность должны стоять на втором месте, поскольку за «лесом» своих послушаний монашествующий может рассредоточиться, рассеяться, потерять нить связи с Богом, а он обязан каждую минуту помнить о главном – ради чего пришел в монастырь. , В первую очередь – чтобы ко Христу приблизиться и укрепить свою связь со Спасителем, оживляемую молитвой. Молитвой уединенной, молитвой соборной, чтением святых отцов. Во время вечернего правила у нас всегда читается что-то из святых отцов, что-то из Пролога – поучения о молитве, о духовной жизни. Поучения читают и на уставных трапезах, то есть во время обеда и ужина. (В 16.00 у нас неуставная трапеза, необязательная для всех, но кто из братии хочет попить чаю и немного пообщаться, собираются на нее). Что касается житийной литературы, то выбор чаще всего падает на жития монашествующих общежительных обителей, чьи жизнеописания и наставления близки к нашему образу жизни и им можно следовать. Хотя иногда читаем и жизнеописания древних подвижников – пустынников и затворников, которые несли суровые подвиги, чтобы увидеть, насколько мы немощны и далеки от идеалов. Читаем преподобного Иоанна Лествичника, авву Дорофея... Из современных подвижников – старца Паисия Святогорца, святого праведного Иоанна Кронштадтского. В праздники читаем проповеди святых отцов на разные темы – святителей Иоанна Златоуста и Василия Великого, преподобного Ефрема Сирина и других учителей Церкви. Казалось бы, что могут дать 15 минут чтения во время трапезы? Но 15 минут в обед после службы, 15 минут вечером – полчаса «набегает» каждый день. А сколько это за месяц? А за год или за пять-десять лет? Конечно, мы рекомендуем монашествующим и в келье читать, но даже если кто-то не успевает или не радеет о келейном чтении, все равно то, что он слышит на уставных трапезах, запечатлевается в его сердце, становится весомым духовным багажом.

    Возвращаясь к вопросу о социальном служении монастыря, какие ключевые направления Вы можете назвать?

    Духовник обители игумен Сергий (Гайдук) уже более 10 лет окормляет заключенных мужской колонии в поселке Стенькино под Рязанью. На территории этого исправительного учреждения находится приписной к нашему монастырю храм в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших». Отец Сергий и еще два иеромонаха ездят туда по очереди. Также игумен Сергий окормляет сестер Солотчинского Богородице-Рождественского женского монастыря. Там служат клирики из белого духовенства, вот он им помогает. Учащиеся филиала железнодорожного техникума (в большинстве своем это сироты или ребята из неблагополучных семей) рады видеть наших монахов и послушников, которые стараются регулярно приходить к ним с беседами. Чаще других туда ходит иеромонах Мелхиседек (Скрипкин), несмотря на его разросшийся «лес послушаний». Недалеко от нас находится реабилитационный центр наркозависимых мужчин и женщин, куда также зовут священника для беседы. Посещает центр иеромонах Николай (Клубникин) с кем-то из послушников. Это частное учреждение. Его руководство, судя по всему, понимает, что именно православные священнослужители могут помочь их подопечным переосмыслить жизнь, указать путь духовного исцеления. И, конечно, особый акцент мы делаем на работе с трудниками, которых в монастыре на протяжении года в среднем проживает около 30 человек.

    Прежде, чем перейти к теме трудников, хотелось бы услышать от Вас несколько слов о монастырском хозяйстве и приеме паломников, поскольку это, вероятно, тоже ложится на плечи братии?

    Если говорить кратко, у нас более тысячи гектаров земли, засеваемой тремя видами зерновых культур: пшеницей, ячменем, овсом и одним видом бобовой культуры – горохом. На ферме 110 голов дойного стада и 200 с лишним голов молодняка. На пасеке 70 пчелиных семей. В квасной мы изготавливаем квас, в молочном цеху перерабатываем молоко, в пекарне печем хлеб. Для себя и на продажу. Разумеется, объем большой, поэтому привлекаем несколько десятков наемных рабочих. А паломников в среднем за год бывает более восьми тысяч. Кто-то из братии проводит для них экскурсии по монастырю – двум большим соборам и нескольким малым церквям. Монахи в священном сане исповедуют богомольцев. Братии в монастыре 25 человек, нагрузка на всех ложится большая.

    «Без дисциплины никак не обойтись…»

    Впечатляющие цифры Вы привели, отче. Впечатляет и число трудников. Но ведь разные люди среди них попадаются: одни нацелены на борьбу со своими страстями, другим попросту негде жить, а значит, им всего-то и надо перезимовать в теплом месте! Не вносят ли они диссонанс в строй монастырской жизни?

    Здесь важно понимать, что трудники не должны своим – далеко не всегда положительным примером – влиять на монахов. Это монашество своей солью должно осолять мир. Вот и стараемся держать баланс между монашествующими и трудниками. Смотрим, чтобы среди трудников не было ни воров, ни дебоширов, ни ябедников, ни революционеров.

    Вы имеете в виду оппозиционеров?

    Да-да, такие тоже встречаются. Вроде бы человек приехал с благими намерениями, его поведение нареканий не вызывает: не пьет, не курит, в храм ходит. Но все ему не так! Монахи здесь не такие, место здесь плохое, устав не тот, служат неправильно! Постоянно находит, к чему придраться. В конце концов мы ему говорим: «Иди ищи место лучше. Найдешь, слава Богу. А не найдешь, тогда узнаешь, что причина в тебе». Иные, пройдя через скорби, начинают это понимать, смиряются, и все у них налаживается. Другие смиряться не хотят… Добавлю, что приходят к нам и после тюрьмы. Находились из их числа желавшие установить в монастыре свои тюремные порядки, по которым они прожили 10 или 20 лет в заключении и были, возможно, какими-то – в кавычках – авторитетами. Они полагали, что монахи – люди недалекие, у монахов одно сплошное послушание, так что, мол, пусть нас слушаются, а мы будем «рукой водить» – руководить. В итоге все получалось по-другому. Даже среди трудников встречались люди, глубоко понимающие суть монашеской жизни, которые начинали объяснять «авторитету»: «Слушай, брат, ты тут не уживешься. Ты сюда не за тем пришел, чтобы подчинять других. Либо подчиняйся общему уставу, которому и сами монахи подчиняются, либо до свидания!»

    Много лет, то есть с начала возрождения монастыря, мы проводим воспитательную работу с трудниками и за это время убедились, что без строгой дисциплины никак не обойтись. Если давать послабления, то нормальные люди просто не смогут здесь быть. Шли мы методом проб и ошибок. Например, в какой-то период монастырское руководство решило вступить на путь послаблений. Озвучивались мысли: «Ну, зачем так строго подходить? Давайте простим, что они немножко выпили. Давайте простим, что подрались». Но скоро пришло понимание, что это не великодушие и вовсе не христианское прощение. И мы осознали, что безнаказанность порождает куда большие беззакония. Те, кто хотел приблизиться к духовной монашеской жизни и вдруг увидел, что тот или иной трудник пьянствует, дерется, совершает дурные поступки и при этом все ему сходит с рук, начали разбегаться. Пришлось решительно пересмотреть свою позицию.

    Иными словами, закрутить гайки?

    Я бы не стал так говорить. Бывает, человек, искалеченный неправильной жизнью, оступился – только это вовсе не значит, что нет ему прощения. Его вразумляют, но не прогоняют. Могут, например, отлучить от нашего братства на месяц, предложить поехать домой и подумать о своем поведении. Коль он в течение этого срока одумается и вернется с желанием ревностно потрудиться ради спасения своей души, мы его примем обратно.

    Подчинение? Да. Но добровольное!

    Отец Исаакий, на какой период трудники обычно приезжают?

    Тут среднестатистические данные вывести невозможно, потому что разный контингент – отсюда и разные сроки. Людям, не обремененным тяжелыми страстями (пьянство, наркотики) хватает одной-двух недель, чтобы вдохнуть глоток свежего воздуха и вернуться в мир с новыми силами и желанием жить по-христиански. Так, например, раб Божий Николай из Германии едет в свой отпуск не куда-нибудь на Канары или на Майорку, где, согласно опросам, немцы любят отдыхать. Русский по национальности и главное – по состоянию души – Николай каждое лето приезжает на две недели в Иоанно-Богословский монастырь. В Германии он давно обосновался со своей семьей, там он работает водителем грузовика, а у нас охотно трудится на любых послушаниях, выполняет любую работу, на какую благословляет его комендант. И, бывает, плачет от радости и умиления, что Господь снова дал ему возможность провести отпускные дни в этом прекрасном намоленном месте. Другая категория – те, у кого имеются серьезные проблемы с вышеназванными страстями. Вот они добровольно (подчеркиваю это слово!) обязуются пробыть здесь не менее года. Мы пробовали и другие варианты: разрешали такому человеку прожить в обители месяц, два, но это не давало положительных результатов. Или их было крайне мало. Месяц, два, три, четыре – это не срок для борьбы с тяжелыми страстями. К слову, сильно злоупотребляющим алкоголем предлагается пролечиться в наркологическом диспансере в Рязани (есть государственная дотация, позволяющая пройти лечение бесплатно в течение трех недель) и оттуда со справочкой – сразу к нам.

    А год пребывания в монастыре что-то давал?

    После года результаты были. У нас не тюрьма, у нас монастырь, куда все приходят добровольно – и монашествующие, и трудники. Поэтому если человек принимает условия нашего общежития, значит он добровольно, но подчиняет себя. Не правда ли, любопытное словосочетание: добровольное подчинение? Тем же методом проб и ошибок мы долго искали оптимальный вариант, который бы гарантировал то, что духовная жизнь трудников будет теплиться. Наш духовник игумен Сергий (Гайдук) подвизается в обители более 20 лет, я здесь шестой год, и за это время мы перепробовали многое. При этом не кидались из стороны в сторону, так как понимали: на живую резать нельзя. Был период, когда, не очень сильно требуя, мы нацеливали трудников на то, чтобы они приходили в 5.30 на утренние молитвы и отстаивали хотя бы часть монашеского правила. Но вскоре стало очевидным: эти люди не смогут полноценно трудиться до вечера. Монаху выделяется время в середине дня на келейное правило, чтение духовной литературы и, может быть, небольшой отдых. У трудника не всегда такая возможность появляется. Кроме того, от человека, который не жил системно, требовать высшей духовной меры невозможно. В результате наших поисков сформировались минимальные требования – обязательные и посильные. Ежедневно приблизительно с 20. 00 до 20.30 все трудники должны быть в храме на вечернем правиле. Причем на каждом вечернем правиле священнослужители могут поисповедовать желающих. Хотя бы раз в неделю наши подопечные должны исповедоваться и раз в месяц – причащаться. Коль ты живешь в монастыре, ты должен следить за своей духовной жизнью! Раз в неделю игумен Сергий (Гайдук) или инок Афанасий (Синявский) проводят с ними беседы на духовные темы. Иногда подключается и монах Прохор (Пожарницкий). Спектр тем широкий – от объяснений церковных Таинств, Евангелия и литургической жизни до бесед на исторические темы. Нередко возникают и беседы и на житейские темы, когда человеку хочется услышать трактовку какого-либо события из повседневной жизни в свете евангельских заповедей. Беседы глубокие, живые и доверительные. Раз в неделю трудники обязаны посещать Литургию. Это я говорю о тех, у кого нет мысли о принятии монашества. По возвращении домой они трудятся в какой-либо сфере, на светской работе, стараясь быть порядочными честными христианами. Третья категория – люди, нацеленные на то, чтобы монастырь стал для них родным домом. Их мы по возможности селим вместе, потому что они одного духа. И приветствуем желание будущего монаха выстаивать утреннее и вечернее правило полностью, подтягиваясь к братии. Но восхождение таких трудников по ступенькам духовной лестницы – тема объемная, заслуживающая отдельного разговора.



    * * *


    Инок Афанасий (Синявский) со всей искренностью сказал, что свое новое послушание – коменданта гостиницы трудников – он воспринял как сильный удар. Бывший военный, ступив на иноческую стезю, был настроен на другое, поскольку проникся духом монастыря с его древними традициями, с обилием православных святынь и готовился к усиленной молитве, думая, что и послушание будет соответствующим. А тут вдруг – работа с мирскими людьми! Предстоит определять этому непростому контингенту послушания (кого – на уборку территории обители или возле святого источника отправлять, кого – в молочный цех, квасную, пекарню, на пастбище летом и на скотный двор зимой). И психологию знать надо, чтобы не было срывов и воспитательный процесс не буксовал. Прошло время. Отец Афанасий, по его признанию, явственно ощутил: когда бывает очень тяжело, то помогает Господь. Приходящая в особенно сложные моменты (и всегда своевременно!) помощь Божия вызывает у него чувство такой сильной благодарности, что теперь он говорит: «Слава Богу за все».

    Беседовала Нина Ставицкая
    Фотограф: Владимир Ходаков

    Источник: monasterium.ru

    • 07 Июн 2018 13:56
    • от monves
  2. Апостол любви собирает сердца

    Святая Церковь празднует память апостола и евангелиста Иоанна Богослова дважды в году – 21 мая и 9 октября (по новому стилю), в день его преставления. Весеннее празднование было установлено в честь удивительного события, произошедшего в Эфесе (в нынешней Турции) в начале II века. Когда настало время отшествия апостола, он удалился за пределы города с семью своими учениками. Помолившись в уединенном месте, апостол сказал ученикам: «Копайте могилу в форме креста, в длину моего роста». Затем попросил засыпать его землей. Ученики не решились ослушаться учителя и исполнили его повеление. Узнав об этом, христиане Эфеса пришли вместе с другими учениками апостола к месту его погребения и раскопали могилу, но ничего в ней не нашли. Зато каждый год 21 мая из этой могилы выступал тонкий слой праха (или «манны»). Верующие его собирали и врачевались им от различных недугов.

    Накануне престольного праздника Иоанно-Богословского мужского монастыря Рязанской епархии мы встретились и побеседовали с игуменом Исаакием (Ивановым), стоящим во главе обители.

    Многим дорога обитель и ее небесный покровитель

    – Батюшка, как проходят в монастыре на Рязанской земле праздничные торжества, посвященные памяти возлюбленного ученика Спасителя? Есть ли какие-то особенности?

    – Люди к нам приезжают отовсюду – очень широкая география. Хотя назвать это отличительной чертой вряд ли возможно, потому что, полагаю, подобная картина наблюдается и в других русских обителях, когда там отмечается престольный праздник. Среди многочисленных паломников, приезжающих к нам накануне или в день праздника, есть постоянные, которые стараются бывать на монастырских торжествах из года в год. А есть те, кто приезжает на праздник впервые, побывав в монастыре один-два раза, пожив в нем какое-то время. Большинство постоянных паломников – это духовные чада первого наместника возрождающейся обители приснопамятного архимандрита Авеля (Македонова), который с 1970 по 1978 гг. жил на Афоне в Русском Пантелеимоновом монастыре и с 1975 г. был его игуменом. Здесь же на долю батюшки выпал самый трудный этап возрождения разоренной обители – ее стен и истинного духа монашеской жизни. Некоторые наши гости так или иначе участвовали в восстановлении монастыря, и он стал для них родным. Сыграл он большую роль в духовном становлении и тех мирян, которые благодаря монастырю, его братии почувствовали вкус христианской жизни, стали серьезно воцерковляться. Приезжает немало клириков Рязанской митрополии, так как долгое время отец Авель нес послушание духовника Рязанской епархии, и пожилые священнослужители его хорошо знали, лично с ним общались, исповедовались ему. А еще к радости нашей монашеской семьи стараются приезжать на престольный праздник обители, как и в день памяти дорогого батюшки, бывшие насельники Иоанно-Богословского монастыря, теперь призванные к архиерейскому служению. Это племянник отца Авеля митрополит Иосиф (Македонов), нынче возглавляющий Иваново-Вознесенскую епархию. Это епископы – Касимовский и Сасовский Дионисий (Порубай), Уваровский и Кирсановский Игнатий (Румянцев). Позволю себе привести одно сравнение. Согласно церковному преданию, перед Успением Пресвятой Богородицы апостолы чудом, милостью Божией собрались в Иерусалиме, возле Ее одра, хотя еще недавно находились в разных уголках земли, где проповедовали веру христианскую. Увидев друг друга, они удивлялись и радовались, что в такой час могут быть вместе. Вот и апостол Иоанн Богослов чудесным образом собирает тех птенцов на день своей памяти, которые выпорхнули из родного гнезда, каким явилась наша обитель для многих священнослужителей, подвизающихся теперь в разных епархиях. Встречаясь во время праздника, они тоже удивляются и радуются...

    Сам праздник начинается с вечера, с торжественного Всенощного бдения, довольно-таки продолжительного, после чего бывает трапеза, как перерыв. После трапезы – исповедь (паломников, постоянных прихожан, братии монастыря), монашеское правило, включающее и каноны, и вечерние молитвы. Всенощное бдение обычно возглавляет архиерей, а Божественная литургия в день праздника чаще всего совершается несколькими архиереями. Многолюдным бывает крестный ход к святому источнику, где служится водосвятный молебен. К слову сказать, и в наши дни здесь произошло немало случаев исцеления от недугов. Еще мне вспоминается 2014 год – год 25-летия возрождения обители, когда митрополит Рязанский и Михайловский Вениамин (сейчас он возглавляет Оренбургскую кафедру, а в 1989-90 гг. подвизался в нашем монастыре, неся послушание эконома-строителя) благословил нас 21 мая служить Литургию во всех семи монастырских храмах. Семь Литургий в один день в ограде монастыря – подобного в многовековой истории обители еще не было! Такие праздничные дни можно назвать объединительным моментом многих людей. Соборная молитва и теплое дружеское общение помогают человеку, почувствовавшему, как я уже говорил, вкус христианской жизни, устремиться к новым духовным высотам и подвигам. А то, что монастырь для него становится центром притяжения, его душа рвется сюда, человек получает здесь утешение, нас радует.

    – Что касается гостей, тут все ясно: торжественная служба архиерейским чином, праздничная трапеза с натуральными продуктами из вашего монастырского хозяйства, замечательная возможность пообщаться с людьми, близкими тебе по духу, и прогулки по живописным местам на правом берегу Оки, где находится монастырь. Конечно, это дарит радость, придает силы. А Вы, батюшка, что обычно испытываете – чувство радости (ведь такой праздник!), или организационные моменты ее приглушают, голова занята проблемами?

    – Когда приезжают именитые гости, появляется обостренное чувство ответственности. Возникает внутренняя тревога: все ли пройдет благополучно? Понятно, что без проблем не обходится. Да и ошибки порой случаются. Однако по опыту прошлых лет знаю: святой Иоанн Богослов все покроет своей любовью. Он как наш духовный водитель, наш авва, все устроит. Поэтому духовная радость «перевешивает» всякие треволнения. Вместе с братией я ощущаю, что это великий праздник, который мы с трепетом ждали, всей душой любим и хотим его встретить достойно.

    – Бывают ли сложности с размещением гостей, приезжающих накануне праздника?

    – Сейчас практически нет. Не так давно у нас появилась новая двухэтажная гостиница монастырского Паломнического центра – с уютными номерами, начиная от одноместных и заканчивая 12-местным. Рассчитана она на 91 человека. Поскольку монастырь восстанавливается, на это нужны средства (как нужны они на оплату работы дежурных администраторов, горничных), то размещение в этой гостинице осуществляется за определенные пожертвования. Есть и бесплатная гостиница, предназначенная для трудников, где постоянно в течение года проживает порядка 40 человек. В ней имеются две большие комнаты для размещения паломников. Одну комнату занимают женщины, вторую – мужчины. Так что гостям, съезжающимся на престольный праздник обители или на день памяти старца, архимандрита Авеля, не грозит остаться без крыши над головой, но тем не менее мы просим всех предупреждать о своем приезде заблаговременно.

    В монашеской жизни не может быть шаблонов

    – Мы с Вами поговорили о праздниках, собирающих множество людей. Теперь давайте перейдем к будням монастырской жизни и, в частности, к послушаниям. По какому принципу Вы их даете братии: учитываете способности и желания каждого или такой возможности нет?

    – В монашеской жизни, как и в любой другой, не может быть шаблонов. Смотрим с благочинным, кто сколько тягот может понести. Ведь то, что применимо к одному человеку, бывает совершенно неприменимо к другому. Кого-то, например, можно переставлять с послушания на послушание – у него хватит духовных сил и смирения, чтобы их выполнять. (Как наставлял монашествующих святитель Феофан Затворник: «Будьте подобны шару, который без треска катится, куда его ни толкнут. Все сие удобно совершит всякая из вас, коль скоро решительно отречется от своей воли». И свое течение жизни подвижник сравнивал с движением шара, катающегося туда и сюда в зависимости от получаемых им толчков). Есть у нас такие монахи, что «подобны шару», – в любой момент их можно направить куда угодно. Образно говоря, это наш «монастырский спецназ». Разумеется, без нужды никого не дергаем: лишь когда возникает острая необходимость, перебрасываем кого-то из братии на выполнение неотложных нужд монастыря. Но есть монахи, послушники, коих трудно повернуть, расшевелить. Некоторым – особенно пожилым, привыкшим к размеренному образу жизни, – требуется время, чтобы настроиться на выполнение нового послушания. Иначе в душе возникнет ропот или, того хуже, уныние. На первый взгляд, подобная медлительность является недостатком, но лично мне в ней видится свой плюс. Такие люди неповоротливы и на греховные поступки. Все эти особенности мы стараемся учитывать и, исходя из них, назначать послушания.

    Монастырское хозяйство очень большое – обрабатывается около 1000 гектаров земли, на ферме – более 200 голов скота, на пасеке – до 70 пчелиных семей. В советское время монастырские храмы и строения занимал колхоз, храня в них сельхозтехнику, а в колокольне – горюче-смазочные материалы. С угасанием советского строя колхозы стали вымирать, многие колхозники, оставшиеся без работы, начали спиваться. Монастырь приобрел колхозную землю, стал ее развивать, пригласив бывших колхозников трудиться на ней. Кто-то из них воцерковился, кто-то на пути к воцерковлению. Так или иначе, но благодаря монастырю эти люди теперь при деле. Если брать в целом коллектив обители, это 20 человек братии, около 40 трудников и несколько десятков наемных работников из ближайшего села Пощупово, окрестных сел, городов Рыбное и Рязань. Трудники и наемные работники плотно занимаются хозяйственной деятельностью, несут другие светские послушания, а монашествующие большей частью несут послушания духовные. На территории обители семь действующих храмов: два больших – Успенский и Иоанно-Богословский соборы – и пять маленьких, домовых, в которых часто совершается ранняя Литургия. Для этого нужны певцы, чтецы, пономари, братия в священном сане. Монахи-священнослужители много времени уделяют исповеди прихожан, паломников. Вся братия много времени посвящает молитвенному деланию. Однако мало кто может непрестанно пребывать в молитве, необходимо еще и чтение, и физический труд. Кого-то мы немножко привлекаем к физическому труду, к решению тех или иных хозяйственных задач, кому-то по послушанию приходится более тесно общаться с миром. Скажу по поводу такого общения. Вроде бы возникает противоречие: монах по своему существу должен быть одиноким, замкнутым, молитвенным, а наша жизнь как священнослужителей требует быть открытым миру, устремляться людям на помощь. Что выбрать? Что должно быть главнее? Как говорил в свое время митрополит Симон (Новиков), более трех десятилетий занимавший Рязанскую кафедру и, кстати, благословивший отца Авеля возрождать святую обитель: «Лучше я согрешу любовью, чем я согрешу жестокостью». Следуя словам приснопамятного архипастыря, братия в праздничные и выходные дни тепло, с открытой душой встречает паломников и проводит для них экскурсии по монастырю (очень распространенное послушание для иноков и послушников!). Под патронажем монастыря находится храм в честь иконы Божией Матери «Взыскание погибших» в исправительной колонии № 6 в селе Стенькино Рязанской области и хоспис в селе Пощупово, расположившийся в помещении бывшей монастырской богадельни. Посещаем и филиал железнодорожного техникума. В частности, иеромонах Мелхиседек (Скрипкин) ходит туда с духовными беседами.

    – Батюшка, с отцом Мелхиседеком я уже познакомилась, как с заведующим монастырской канцелярией, куда приходит много корреспонденции. Значительна часть – письма с просьбами о духовной помощи. Познакомилась с ним как с заведующим монастырской библиотекой, где, по отзывам помогавших ему составлять каталог студентов-практикантов Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета, собрано большое духовное богатство. Причем оно востребовано братией, которая любит читать жития святых, духовную литературу. Также я слушала вдохновенную проповедь отца Мелхиседека на Литургии. То есть он и есть один из представителей того «монастырского спецназа», у которого всегда много послушаний?

    – Да, отец Мелхиседек – весьма многосторонняя личность, немало послушаний он тянет. Но есть монашествующие, у которых одно только послушание, требующее полной отдачи сил. К числу самых сложных можно отнести послушание коменданта труднической гостиницы, распределяющего послушания трудникам. У нас были разные этапы в обители. Одно время это послушание нес мирянин, однако не все у него получалось. Теперь комендантом является инок Афанасий (Синявский). Трудники – народ особый. Есть среди них искренние богомольцы, приехавшие сюда с серьезными намерениями. Кто-то со временем даже становится послушником, затем иноком. У других же цель – духовно подкрепиться и жить дальше в миру. Нередко встречаются и те, кто хочет побороться с измучившими их страстями – винопития, наркомании и другими напастями. Мы берем практически всех, кроме инвалидов, потому что определенное число инвалидов у нас уже имеется и больше мы взять не можем.

    – А чем занимаются трудники-инвалиды?

    – Например, одноногий инвалид чистит картошку в паломнической трапезной. Другой человек, инвалид III группы, несет послушание смотрителя на святом источнике и сильно переживает, если туда приезжают не богомольцы, а пьяные люди. Он им старается объяснить недопустимость нахождения в таком виде на святом месте. Быть в монастыре – это их личный выбор. Кстати, даже освободившихся из мест лишения свободы берем, если они проходят своего рода тестирование по определенным параметрам, разработанное в монастыре. Я упоминал о тюремном служении. Добавлю, что два наших священнослужителя регулярно ездят в колонию № 6, служат Литургии, проводят катехизаторские беседы, и те заключенные, которые исправно ходят на богослужения, исповедуются, причащаются, как правило, получают условно-досрочное освобождение от наказания. Некоторые из них пришли в нашу обитель. И, слава Богу, кто-то стал ее насельником, пополнив число братии. Так что есть добрые плоды работы священников монастыря с заключенными. Конечно, людей со сложным характером среди трудников хватает, поэтому коменданту приходится нелегко. Но отец Афанасий, бывший военный в чине майора, хорошо справляется, потому что совмещает любовь и строгость. Еще, по его признанию, здорово в этом деле помогает армейская выучка: методика определения главного звена, дисциплина и терпение (потому что в армии без терпения было бы трудно служить, говорит он, и в монастыре без этого никак). Радостно слышать от инока, уже в немолодом возрасте избравшего монашеский путь, что Божественную помощь, помощь Небесного покровителя святой обители Иоанна Богослова и своего Небесного покровителя, святителя Афанасия Великого, он чувствует постоянно.

    Потерянное время? Нет, все пригодилось!

    – Отец Исаакий, позвольте задать такой вопрос: коменданту труднической гостиницы иноку Афанасию его профессия в миру, как выяснилось, помогает на монашеской стезе. А Вам, закончившему Рязанскую радиотехническую академию, полученные в ней знания что-то дают в деле управления обителью?

    – По своей светской специальности я инженер-электронщик. Не скрою, что в начале монашеского пути в голову приходили совсем нерадостные мысли: сколько же времени я потерял, учась в светском вузе! Однако с годами понял, что это мощный инструмент для той хозяйственной деятельности, которую мне как игумену обители приходится осуществлять. В большом хозяйстве нужно уметь планировать, что-то рассчитывать и просчитывать. Кроме того, вспомним, какое тысячелетие на дворе! Нынешний век насыщен разными технологиями, и монастырь старается закупать не что-то допотопное, а новейшую технику для обработки полей. Только необходимо четко разбираться в ее характеристиках, дабы не ошибиться в выборе. Как и в выборе оборудования для нашего молочного цеха. Правда, некоторое оборудование мы сами конструируем, поскольку приобрести готовое бывает, что называется, не по карману. Теперь я с радостью вижу, насколько востребованными оказались мои инженерные знания в монастыре. Хотя каким бы плотным кольцом не окружали меня заботы и хлопоты, скажем, внешней деятельности, но на первом плане стоит богослужебная жизнь – совершение служб, исповедь братии, проповедь. Я часто произношу проповеди, потому что это замечательная возможность обратиться к братии с теми словами, которые я хотел бы им сказать по разным поводам.

    – Когда Вы узнали об Иоанно-Богословском монастыре в селе Пощупово?

    – В школьные годы. От Рязани, где я жил, до обители 40 километров, и мы, школьники, сюда приезжали. Других монастырей я в то время не знал, только этот. С 1996 года начал возрождаться в Рязани Николо-Ямской храм, чуть позже ставший подворьем монастыря. Я там читал на клиросе, еще чем-то помогал в церкви. Спустя время познакомился с монахами обители и с отцом Авелем, приезжавшим на подворье служить. Студентом стал посещать монастырь в качестве паломника и, если можно так выразиться, дозревал. Дозрел, будучи аспирантом радиотехнической академии. Решил учиться по духовной линии. Тогда в Рязани духовной семинарии не было, только духовное училище, но произошла неувязка с подачей документов и мне сказали: «Может, в следующем году будете поступать?» Я поехал в паломничество – попал в Печоры, и неожиданно мое паломничество затянулось на несколько лет. На Псковщине поступил в духовное училище. Во время учебы иподиаконствовал у правящего тогда архиепископа, теперь митрополита Псковского и Порховского Евсевия. На Псковской земле был рукоположен во иеродиаконы, какое-то время служил там, затем вернулся в родные места. Здесь служил в Николо-Ямском храме, но в дорогой сердцу Иоанно-Богословский монастырь не получалось вернуться в качестве насельника. В монастыре неохотно принимали пострижеников других обителей, и, возможно, это стало одной из основных причин... Довелось мне послужить клириком в Казанском женском монастыре Рязани, затем возглавить женское духовное училище (был исполняющим обязанности ректора). А в конце 2012 года, когда исполняющего обязанности игумена монастыря игумена Игнатия (Румянцева) избрали быть епископом, правящий архиерей митрополит Рязанский Павел (ныне Патриарший экзарх всея Беларуси) вызвал меня и сказал, что мне нужно проходить служение в Иоанно-Богословском монастыре. Отправил сюда в качестве помощника игумена. Потом я был избран игуменом обители.

    – Как проходило избрание?

    – Владыка как правящий архиерей мог ограничиться назначением, однако он старался выслушать мнение братии. Поэтому его рекомендацию рассматривал духовный собор монастыря. Мне неизвестны подробности обсуждения моей кандидатуры, я на нем не присутствовал, но, думается, важно, что старшая братия знала меня и как светского человека, приезжавшего сюда не раз, и как монаха, служившего в Рязани. Для меня тоже насельники монастыря были далеко не чужими людьми: многих из них я помнил по службам в Николо-Ямском храме. Конечно, большим риском можно назвать то, что владыка Павел призвал сюда служить, возглавить обитель монаха «со стороны». (Я даже про себя подумал: «Какая утопия!»). Однако случилось чудо Божие: братия меня приняла. В течение года я исполнял обязанности игумена – это была проверка, а в конце 2013 года был назначен на должность и возведен в сан игумена. Запомнились слова теплого поздравления, которые сказал мне от лица всей братии духовник обители игумен Сергий (Гайдук). Он обратил внимание на то неслучайное обстоятельство, что мое возведение в сан игумена произошло в день памяти святых Праотец – день Ангела покойного старца обители, архимандрита Авеля (Македонова). «Это знаменует, – сказал отец Сергий, – что батюшка, ушедший от нас, но духом пребывающий с нами, благословляет своего преемника, благоволит к нему и молится за него».

    – Отче, к яркой личности старца-святогорца отца Авеля, которого называют человеком-эпохой, светочем веры и чье имя вписано в новейшую историю Русской Православной Церкви, а также к собранным его тщаниями святыням в монастыре мы с Вами вернемся в другом материале. Сейчас же хочу спросить: иеродиаконом Вы в эту обитель по возвращению с Псковской земли не попали, но спустя время оказались здесь уже в другом сане, имея большие полномочия и обязанности. Что при этом испытали?

    – Жизнь каждого монастыря сильна своими традициями. С первых дней я почувствовал, как крепнет во мне желание поддерживать их – укоренившиеся за время возрождения обители добрые традиции и многое делать в их русле. Братия, увидев, что никаких рывков не происходит, никакие новшества не насаждаются, все течет своим чередом, приняла меня. Сегодня я самый молодой среди насельников обители в сане священника, и к советам старшей братии, членов духовного собора монастыря отношусь с благодарностью.

    – А паломничество на Афон часто вспоминаете?

    – Его забыть невозможно. Для меня Афон – это нечто сокровенное и уединенное, как одна большая монашеская келья. Это земной удел Божией Матери, который Она отделила от остального мира. С одной стороны, мне понравилось там находиться, молиться. Нельзя было не почувствовать, что для монаха это вожделенное место. «Молитвенницей Вселенной» назвал Святую Гору преподобный Максим Грек в своем письме к святителю Макарию, митрополиту Московскому. Но если посмотреть с другой стороны... Ведь и отца Авеля, избранного игуменом русского Пантелеимонова монастыря, Промысл Божий не оставил там навсегда. Возженную духовную лампаду, лампаду веры и афонских традиций батюшка должен был перенести на русскую землю. На Афоне подвизаться хорошо, но молитва должна устремляться в небо и со Святой Горы Афон, и со Святой Руси. Так что Афон для меня – это картина правильного устроения монашеской жизни, взглянув на которую, ты словно бы видишь перед собой маяк, указывающий, куда надо путь держать. Не могу также не сказать, что у нашего монастыря есть благотворитель, который каждый год спонсирует паломничество кого-то из его насельников на Афон. Братия, потрудившаяся на благо обители, получает такой бесценный подарок! .

    ***

    После беседы с отцом Исаакием вспомнилось, как милостью Божией несколько лет назад в день весеннего празднования памяти святого апостола и евангелиста Иоанна Богослова мы попали на греческий остров Патмос, который называют островом Откровения и младшим братом Святой Горы Афон. На тот самый остров, где ссыльный Иоанн Богослов написал пророческую книгу Нового Завета – Апокалипсис. В мужском монастыре святого Иоанна Богослова, находящимся под юрисдикцией Константинопольского Патриархата, этот праздник отмечают 8 мая (по старому стилю). Запомнилось, как на площади перед величественным древним монастырем правящий архиерей, по образу Христа, умывшего ноги Своим ученикам за Тайной вечерей, омывал ноги двенадцати священнослужителям в знак глубокого смирения и служения народу Божьему. Запомнился многолюдный крестный ход: монахи вместе со священниками из приходских храмов несли чудотворные иконы, цельбоносные мощи великих угодников Божиих к источнику, погружали ковчежцы с мощами в воду, и вода освящалась. А по пути следования крестного хода к нему присоединялся народ. Кто-то нес икону святителя Луки (Войно-Ясенецкого), которого в Греции очень почитают, строят храмы в честь русского святого. И такое ликование было разлито в воздухе! Ликование, духовное торжество, по рассказам братии монастыря в рязанском селе Пощупово, в дни памяти святого Иоанна Богослова охватывает и их древнюю обитель, берущую начало в XII веке, а недавно отметившую 27-ю годовщину с начала ее возрождения. Апостол любви собирает любящие сердца и всех привечает.

    Беседовала Нина Ставицкая. Фотограф: Владимир Ходаков. Также представлены снимки из архива монастыря.

    Источник: monasterium.ru

    • 20 Май 2016 14:29
    • от monves