Перейти к содержимому

Результаты поиска

Найдено 11 результатов с тегом интернет

По типу контента

По секции

Сортировать                 Порядок  
  1. Место интернета в культуре монашества

    Культура православного монашества является одним из немногих немузеефицированных проявлений традиционной христианской культуры в обществе XXI века. Вместе с тем не вызывает сомнений то обстоятельство, что принципы культуры православного монашества далеко не идентичны принципам современной светской, секулярной, «постхристианской» культуры. Однако институт православного монастыря не только не исчезает, но и получает определенный импульс к возрождению. В связи с этим возникает необходимость исследования механизмов и путей включения современных социокультурных реалий и новаций в контекст культуры православного монашества, что и является целью статьи.

    Необходимо отметить, что такая постановка вопроса пока не находила рассмотрения в современных культурологических исследованиях. Авторы преимущественно сосредоточены на анализе типов миссионерской и социальной работы монастырей в разные временные периоды, их вклада в развитие национальной культуры[1]. Ряд исследователей делают попытки разграничить так называемые «прогрессивные», «новаторские» и «реакционные», «консервативные», «традиционные» православные монастыри[2], что ставит вопрос о степени согласованности таких определений с самим понятием «православный монастырь».

    Задача предлагаемой статьи – рассмотреть место и отношение в культуре православного монашества к таким влиятельным явлениям современной жизни как интернет и виртуальная реальность.

    Отношение культуры православного монашества к новациям различного типа является сложным и диалектическим. С одной стороны, само возникновение христианства вызвало к жизни ряд принципиально новых явлений в мировоззрении, морали, философии, психологии, искусстве и других сферах человеческой жизни и культуры. Оно изменило само восприятие понятия «новый». По словам С. С. Аверинцева, «Для традиционной религиозности слово «новый» могло быть наделено только негативным смыслом. <…> Молодое христианство ввело слово «новый» в обозначение своего «завета» и своего «Писания», вложив в это слово свои высшие надежды, окрашенные пафосом эсхатологического историзма»[3].

    Впрочем, по замечанию прот. А. Шмемана, понятие «новый» в православии имеет свою специфику. Оно означает не онтологическую новизну, а преобразование, исправление: «определение новая – новая жизнь, новая тварь – подразумевает не онтологическую новизну, не возникновение «существа», которого не было прежде, но искупленное, обновленное и преобразованное отношение между единственно «субстанциональными» существами – Богом и Его созданием»[4]. С другой стороны, из-за древности явления монашества, понятие «культура монашества» гораздо более привычно сочетается со словами «традиционность», «ортодоксия», «консерватизм», чем с понятием «новаторство». Эта диалектичность решается введением концептов «монашеской культуры» и «монастырской культуры».

    Со времени своего возникновения (конец III — начало IV века) культура православного монашества существует в своих двух «образах», которые традиционно обозначаются как анахоретство и киновия, созерцательное монашество и деятельное монашество. В то же время есть все основания утверждать, что различия между этими типами являются не только различными формами организации монашеской жизни, но и проникают в глубокие слои мировосприятия, взаимоотношений между миром и человеком. Это обстоятельство позволяет обосновать наличие в культуре православного монашества двух ее типов – «монастырской культуры» (социально-ориентированное, деятельное монашество) и «монашеской культуры» (созерцательное направление в монашестве).

    Монашеская культура выступает как высокого уровня закрытый для нововведений тип культуры. Молитвенная практика, ее многоступенчатый характер прошли проверку временем и связаны не с внешними обстоятельствами, а с глубинной структурой человеческой личности. Однако и здесь есть место для индивидуальной специфики прохождения молитвенного подвига, а значит – и для определенной степени изменений, новаций. Так, интересным фактом является допустимость новаций в определенных пределах даже в такой важной составляющей монашеской культуры, как Иисусова молитва. Она может быть более или менее короткой, например: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного», или «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя», или «Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя», или «Господи, Иисусе Христе, помилуй мя», и, наконец, самый короткий вариант, «Господи, помилуй»[5]. Ее текстуальная продолжительность избирается индивидуально, в зависимости от духовных сил и способностей монаха.

    Откликом на светскую социальную действительность являются и некоторые новые монастырские литургические традиции. Например, традиция ночных литургий в присутствии паломников в новогоднюю ночь с 31 декабря на 1 января, которая родилась в Сретенском монастыре (г. Москва). Известно, что в связи с разницей в 13 дней между григорианским (принятым в современной светской культуре) и юлианским (принятым в ряде Поместных Православных Церквей) календарями новогодний праздник постоянно приходится на время православного Рождественского поста. Поэтому ночная литургия является достойной для верующего человека альтернативой шумному застолью, несовместимому со временем поста.

    В сфере же монастырской культуры новации носят в основном характер внешних изменений, поиска и предложения новых путей служения ближнему (который понимается широко, как человек светской культуры), взаимодействия с миром.

    Современные монастыри не только продолжают вековые традиции устройства приютов, богаделен, аптек, воспитательных домов для сирот и др., но и находят новые способы взаимодействия монастыря и мира. Например, при Киевском Свято-Ионинском монастыре на базе работающих здесь мастерских иконной, ювелирной и швейной организовано обучение подростков навыкам декоративной росписи и столярного дела. Кроме того, в монастыре работает компьютерный класс, где дети осваивают приемы компьютерной верстки и цифровой графики[6].

    Многочисленными являются издательства при православных обителях, среди них: издательский отдел Киевского Свято-Троицкого Ионинского монастыря, издательство Московского Сретенского монастыря, издательство «Даниловский благовестник» Московского Данилова монастыря, издательство Свято-Троицкой Сергиевой лавры, издательство Московского подворья Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря, издательский отдел Свято-Введенской Оптиной пустыни и многие другие.

    Среди новаций также освоение монастырями интернет-пространства. Присутствие культуры монашества в интернет-пространстве весьма разнообразна. Кроме сайтов крупнейших монастырей, существуют информационные сайты о монашестве как явлении, электронные библиотеки аскетической литературы, аналитические материалы современных теологов из монашеской среды, влияющие на общественное мнение, монастырская публицистика и др.

    Сами сайты тех или иных монастырей также достаточно информативны. Здесь представлена ознакомительная информация о монастыре (его история, видеоряд, адрес, информация для паломников, расписание служб, престольные праздники, контакты и др.), новости, фоторяд прошедших заметных событий, электронная библиотека (библейские тексты, акафисты, молитвы, аскетическая литература, проповеди и др.), фонотека песен монастырского хора, информация о паломнических турах. Могут также присутствовать данные для сбора пожертвований и рубрика «Вопрос священнику». Интернет-пространство в этом случае расценивается монашеством как один из современных каналов миссионерской работы среди населения, чей стиль общения обусловлен новыми реалиями информационного общества.

    В то же время отношение к интернету и к самому явлению виртуальной реальности в церковной среде и среди некоторых близких к ней ученых неоднозначно[7]. Речь идет не только об опасной и вредной для духовного здоровья (и не только духовного здоровья монаха) информацию, содержащуюся в сети. С. С. Хоружий, например, считает, что виртуальная реальность выступает не как автономный род бытия, а как «недо-род бытия». Ей свойственно частичное, недовоплощенное существование, мерцающее. В виртуальном мире нет творчества новых форм[8].

    Наряду с этим, «виртуальные практики в то же время максимально доступны: они не требуют предельных внутренних усилий и строгой школы, как духовные практики <…>. Они обладают инерцией, затягивающей силой: сравнительно с ними, режимы актуальной реальности более резки и напряженны, и виртуальный человек стремится затянуть пребывание в виртуальной реальности, возвращаясь в актуальное неохотно»[9].

    Прогнозируя дальнейшее развитие ситуации, С. С. Хоружий пишет: «Человек будет совершать возврат из виртуальной реальности в актуальную все с большим трудом, что с неизбежностью будет приводить к дегенерации актуальной реальности. Дегенерация будет приближением актуальной реальности к виртуальной – убыванием формотворческой и жизнестроительной энергии, исчезанием связей и постепенным преобладанием распадных процессов»[10].

    Некоторые церковные иерархи не воспринимают выражений «виртуальный мир», «виртуальная реальность», считая, что задача Церкви – свидетельствовать миру о единой и самой реальной реальности – существование Бога, любое удаление от которого губительно для человека[11]. Другие носители культуры монашества задаются риторическим вопросом, насколько современный монах, который имеет сотни «друзей» в Facebook, активно ведет свой Живой Журнал (ЖЖ), участвует в блогах, чатах и т.д., остается верен призывам и практике древних подвижников, которые завещали быть немногословным, собранным, «трезвиться», находиться в своей келье и выходить из монастыря только в случае крайней необходимости.

    Кроме того, с точки зрения православного монашества, совсем неприемлемым является осуществление online-исповедей и других религиозных обрядов и ритуалов в сети, что практикуется рядом христианских церквей протестантского направления и других церковных организаций.

    Интересным фактом сегодня является появление ряда терминов, возникших на пересечении реалий монашеских практик и информационного общества. Такими, например, являются «медиааскетизм», «информационный пост», «богословие коммуникации», «литургичность как новый тренд» и др. Они отражают желание части людей поставить под контроль свое пребывание в интернет-пространстве. Медиааскетика, например, «это образ жизни, характеризующийся пониманием новейших средств коммуникации и их разумным использованием. Цель медиааскетики – научиться осознанно существовать в мире современных технологий, медиа и рекламы»[12].

    Своего рода «центристскую» позицию по вопросу совместимости виртуального и религиозного факторов жизни современного человека занимает А. Н. Крылов. Исследователь считает, что виртуальная идентичность способна в той или иной степени замещать и вытеснять религиозную идентичность, но в то же время – сопровождать и усиливать ее. Религиозная идентичность будет в этом случае включать только индивидуальную идентичность пользователя интернета, поскольку выступает в некоторой конкуренции к социальной религиозной идентичности, которая приобретается, в том числе с помощью принадлежности к церковному приходу и реальным церковным традициям. Несмотря на то, что активность религиозных организаций, особенно религиозных фундаменталистов в интернете увеличивается, виртуальная религия еще не создана, также маловероятным является создание полноценной виртуальной церкви[13].

    Существует также мнение, что работа в интернете согласуется с монашеским призванием. Игумен Петр (Мещеринов) считает: «Если монах уже есть, так сказать, «устоявшимся», то работа в Сети – как раз и является сугубо монашеским занятием: не нужно никуда ходить, все – в келье, есть и время подумать над материалами и т.д.»[14].

    Итак, вопрос совместимости монашеского образа жизни и нового явления виртуальной реальности рассматривается Церковью в том же русле, что и другие средства коммуникации и явления жизни. Возможность, допустимость и эффективность их использования зависит от целей работы и способности монаха к самоконтролю. В то же время Патриарх Кирилл считает интернет большим искушением. По его мнению, монах, который выходит из своего мобильного телефона в интернет, должен задуматься о смысле и цели своего нахождения в монастыре. Священников же первоиерарх РПЦ призывает, наоборот, активнее использовать интернет для миссионерской работы[15].

    Следовательно, в контексте обнаруженного наличия в культуре монашества двух ее типов – «монашеской» культуры и «монастырской» культуры – представляется вполне оправданным отметить следующее. Для монашеской культуры интернет, безусловно, является опасным фактором и развращающим. Для монастырской культуры, наоборот, органическим является использование с целью христианской миссии этого ресурса, который дает широкую аудиторию и новые возможности. Поэтому можно сделать вывод, что культура монашества постоянно находит адекватные ответы на вызовы времени. Так, в период своего существования в античном мире, с его развитой философией и понятийным категориальным аппаратом, она сосредоточилась на создании литературных произведений морально-педагогического характера. Эпоха гонений породила апологетическую литературу. Возникновение ересей вызвало оттачивание богословских канонов и формулирование основ православия – догматов. Наличие в современной культуре новых реалий также находит свое место и применение в культуре православного монашества, не приводя ее к отказу от своих базовых установок и правил.

    Новаторство в культуре православного монашества ограничено представлением о единой для всех структуре человеческой личности (естественной и противоестественной) и единого (желаемого и нежелательного) образа будущего. Однако в культуре монашества можно выделить внешний и внутренний уровни новаторской деятельности, что согласуется с концепциями монашеской и монастырской культур. Для монашеской культуры новаторство это прежде всего процесс творчества новой личности, ее «рождения». Для монастырской культуры новаторство – это новые подходы в сфере социального служения, новые русла миссии спасения. В культуре православного монашества в восприятии христианских правил наблюдается единство, а в их реализации, жизни согласно с канонами – свобода поиска.

    Примечание:

    [1] См.: Кириченко О. В. Женское православное подвижничество в России (XIX середина ХХ в.): автореф. дисс. на соискание уч. степени д. исторических наук: спец. 07. 00. 07 «этнография, этнология, антропология» / Олег Викторович Кириченко – М., 2011. – 38 с.; Климов В. В. Українські православні монастирі та чернецтво: Позиція в національній історії: [монографія] / В. В. Климов. – К.: Інститут філософії НАН України, 2008. – 883 с.; Шафажинская Н. Е. Русское монашество как историко-культурное явление: автореф. дис. на соискание уч. степени доктора культурологии: спец. 24. 00. 01 «теория и история культуры» / Наталья Евгеньевна Шафажинская. – М., 2010. – 39 с.

    [2] См.: Климов В. В. Українські православні монастирі та чернецтво: Позиція в національній історії: [монографія] / В. В. Климов. – К.: Інститут філософії НАН України, 2008. – 883 с.; Wynot J. J. Keeping the faith: Russian orthodox monasticism in the Soviet Union, 1917 – 1939. / Jennifer Jean Wynot. – Texas: College Station, A & M University Press, 2004. – 236 c.

    [3] Аверинцев С. С. Порядок космоса и порядок истории в мировоззрении раннего средневековья (Общие замечания) / С. С. Аверинцев // Античность и Византия / Ред. Л. А. Фрейберг. – М.: Наука, 1975. – С. 270.

    [4] Шмеман А., прот. Собрание статей, 1947-1983 / протоиерей Александр Шмеман; [сост. Е. Ю. Дорман; предисл. А. И. Кырлежева]. – 2-е изд. – М.: Русский путь, 2011. – С. 209.

    [5] Сержантов П. Б. Исихастская антропология о временном и вечном. / П. Б. Сержантов. – М.: Ин-т философии Рос. акад. наук, Центр библейско-патрологических исследований отдела по делам молодежи РПЦ, Православный паломник, 2010. – С. 100.

    [6] Україна релігійна: Колективна монографія. Книга перша: Стан релігійного життя України. / Гол. ред. А. Колодний – К.: Українська Асоціація релігієзнавців, Відділення релігієзнавства Інституту філософії імені Г. С. Сковороди НАНУ, 2008. – С. 297.

    [7] См.: Адриан (Пашин), игум.. Компьютерные технологии и духовная жизнь. [Электронный ресурс] / Адриан (Пашин), игумен. – 01.12.2011. – Режим доступа: http://www.bogoslov....t/2280956.html; Мумриков О. Святоотеческий принцип трезвения и присутствие христианина в интернет-пространстве [Электронный ресурс] / Олег Мумриков, священник. – 28. 10. 2013. – Режим доступа: http://www.bogoslov....t/3584719.html; Патриарх Кирилл призвал монахов отказаться от интернета [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://zn.ua/WORLD/p...a-123709_.html.

    [8] Хоружий С. С. Очерки синергийной антропологии / С. С. Хоружий. – М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2005. – С. 41-43.

    [9] Хоружий С. С. Очерки синергийной антропологии / С. С. Хоружий. – М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2005. – С. 56.

    [10] Там же, с. 57.

    [11] Лученко К. В. Православный Интернет. Справочник-путеводитель / К. В. Лученко. – М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, «Арефа», 2007. – С. 33.

    [12] Соловьев Д. Медиааскетизм или Надо ли удалять фейсбук на Великий пост [Электронный ресурс] / Д. Соловьев. – 15. 06. 2012. – Режим доступа: http://os.colta.ru/m...ils/37799/page1.

    [13] Крылов А. Н. Религиозная идентичность. Индивидуальное и коллективное самосознание в постиндустриальном пространстве / А. Н. Крылов. – М.: Икар, 2012. – С. 215.

    [14] Лученко К. В. Православный Интернет. Справочник-путеводитель / К. В. Лученко. – М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, «Арефа», 2007. – 184 с.

    [15] Патриарх Кирилл призвал монахов отказаться от интернета [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://zn.ua/WORLD/p...ta-123709_.html.

    Литература

    1. Аверинцев С. С. Порядок космоса и порядок истории в мировоззрении раннего средневековья (Общие замечания) / С. С. Аверинцев // Античность и Византия / Ред. Л. А. Фрейберг. – М.: Наука, 1975. – С. 266-285.

    2. Адриан (Пашин). Компьютерные технологии и духовная жизнь. [Электронный ресурс] / Адриан (Пашин), игумен. – 01.12.2011. – Режим доступа: http://www.bogoslov....xt/2280956.html.

    3. Кириченко О. В. Женское православное подвижничество в России (XIX середина ХХ в.): автореф. дисс. на соискание уч. степени д. исторических наук: спец. 07. 00. 07 «этнография, этнология, антропология» / Олег Викторович Кириченко – М., 2011. – 38 с.

    4. Климов В. В. Українські православні монастирі та чернецтво: Позиція в національній історії: [монографія] / В. В. Климов. – К.: Інститут філософії НАН України, 2008. – 883 с.

    5. Крылов А. Н. Религиозная идентичность. Индивидуальное и коллективное самосознание в постиндустриальном пространстве / А. Н. Крылов. – М.: Икар, 2012. – 306 с.

    6. Лученко К. В. Православный Интернет. Справочник-путеводитель / К. В. Лученко. – М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, «Арефа», 2007. – 184 с.

    7. Мумриков О. Святоотеческий принцип трезвения и присутствие христианина в интернет-пространстве [Электронный ресурс] / Олег Мумриков, священник. – 28. 10. 2013. – Режим доступа: http://www.bogoslov....xt/3584719.html.

    8. Патриарх Кирилл призвал монахов отказаться от интернета [Электронный ресурс] – Режим доступа: http://zn.ua/WORLD/p...ta-123709_.html.

    9. Сержантов П. Б. Исихастская антропология о временном и вечном. / П. Б. Сержантов. – М.: Ин-т философии Рос. акад. наук, Центр библейско-патрологических исследований отдела по делам молодежи РПЦ, Православный паломник, 2010. – 320 с.

    10. Соловьев Д. Медиааскетизм или Надо ли удалять фейсбук на Великий пост [Электронный ресурс] / Д. Соловьев. – 15. 06. 2012. – Режим доступа: http://os.colta.ru/m...ils/37799/page1.

    11. Україна релігійна: Колективна монографія. Книга перша: Стан релігійного життя України. / Гол. ред. А. Колодний – К.: Українська Асоціація релігієзнавців, Відділення релігієзнавства Інституту філософії імені Г. С. Сковороди НАНУ, 2008. – 440 с.

    12. Хоружий С. С. Очерки синергийной антропологии / С. С. Хоружий. – М.: Институт философии, теологии и истории св. Фомы, 2005. – 408 с.

    13. Шафажинская Н. Е. Русское монашество как историко-культурное явление: автореф. дис. на соискание уч. степени доктора культурологии: спец. 24. 00. 01 «теория и история культуры» / Наталья Евгеньевна Шафажинская. – М., 2010. – 39 с.

    14. Шмеман А., прот. Собрание статей, 1947-1983 / протоиерей Александр Шмеман; [сост. Е. Ю. Дорман; предисл. А. И. Кырлежева]. – 2-е изд. – М.: Русский путь, 2011. – 896 с.

    15. Wynot J. J. Keeping the faith: Russian orthodox monasticism in the Soviet Union, 1917 – 1939. / Jennifer Jean Wynot. – Texas: College Station, A & M University Press, 2004. – 236 c.

    Новак Сергей Анатольевич – студент II курс магистратуры,
    кафедра Церковно-практических дисциплин


    Источник: spbda.ru

    • 10 Май 2018 16:37
    • от monves
  2. Сайт монастыря должен быть уникальным

    Зачем монахам интернет, должен ли у каждого монастыря быть свой сайт и почему нельзя сторониться социальных сетей, журналу «Монастырский Вестник» рассказывает пресс-секретарь Синодального отдела по монастырям и монашеству архимандрит Мелхиседек (Артюхин).

    Приобретенный опыт

    Отец Мелхиседек, Ваша биография достаточно известна, есть в открытом доступе. Единственное, что интересно было бы узнать, какое послушание для Вас было самым сложным?

    – Думаю, что послушание благочинного Оптиной пустыни. Представьте: ответственность за каждодневное течение жизни обители, за дисциплину многочисленной братии, за их отношение к послушаниям... Плюс к этому – постоянные встречи по делам обители, переговоры, разъезды. А ведь нужно же еще и за своей собственной душой следить, молиться, не рассеиваться помыслами.

    Словом, это был настоящий «курс молодого бойца». Но я благодарен Богу, что все это было в моей жизни. Теперь на новых послушаниях весь этот приобретенный опыт помогает мне.

    Кто из подвижников прошлого и настоящего оказал на Вас, Ваше мировоззрение самое ощутимое влияние?

    Мне посчастливилось встретиться со многими подвижниками нашего времени. Из них особенно близкое общение было с духовниками Троице-Сергиевой лавры архимандритом Кириллом (Павловым) и архимандритом Наумом (Бойбородиным), архимандритом Иоанном (Крестьянкиным), протоиереем Николаем Гурьяновым, схиархимандритом Зосимой (Сокуром), духовником Тульской епархии схиархимандритом Христофором (Никольским), наместником Оптиной пустыни архимандритом Венедиктом (Пеньковым).

    Расскажите о Вашем сегодняшнем послушании на посту пресс-секретаря СОММ.
    В первую очередь, священноначалием была поставлена задача формирования единого информационного пространства и координации работы сайтов монастырей. Это сейчас и является одним из основных направлений работы. Пока есть такая возможность, интернет-пространством надо пользоваться во благо Церкви, во благо монастырей. Как это сделать лучше, качественнее – этими вопросами мы и занимаемся.

    Рабочие контакты

    За то время, пока Вы являетесь пресс-секретарем СОММ, уже успели вычислить наилучшую формулу работы со СМИ? Можете ли Вы дать какие-то практические советы в этой области?

    – Не думаю, что у меня накопился обширный и обстоятельный опыт в этом деле, но некоторые моменты я бы отметил. Во-первых, монастырям важно составить список всех тех средств массовой информации, которые уже с ними взаимодействуют и которые потенциально являются их «соработниками» на ниве информационной работы. Это то, что на светском языке называется составить пресс-пул. Не думаю, что нужно стремиться к как можно большему числу СМИ, к максимальному охвату аудитории, – надо помнить не только о количестве медиапартнеров, но и о качестве их контента. Со всем пулом необходимо постоянно поддерживать рабочие контакты, связь должна быть стабильной.

    Во-вторых, надо обязательно контролировать те сюжеты и новости, которые выходят о монастырях и Церкви вообще. Об ошибках или некорректно поданной информации нужно сразу заявлять в соответствующее СМИ или надзорный орган. Здесь важно тесно сотрудничать с епархиальными структурами Отдела по взаимодействию с обществом и СМИ. Если мы сами промолчим о недостоверной новости, то многие люди могут этим соблазниться и впасть в смущение.
    В-третьих, целесообразно расписать медиаплан на год-два вперед, чтобы всегда перед глазами были важные события в жизни обители и постепенно к ним готовиться. Этот план должен быть и у редакторов СМИ. Вообще сотрудничество с медиаструктурами «стимулирует» монастыри к более активной социальной работе. В тех случаях, когда это не вредит духовной жизни, такая активность может рассматриваться как продолжение миссии.

    И еще я бы отметил такой нюанс. Монастырям не всегда надо идти «на поводу» у СМИ и принимать их повестку дня, их акценты в информационной картине окружающего мира. Иногда важно «переламывать» тенденции, то есть предлагать свои, душеполезные темы для сюжетов. Главное, делать это естественно, без лишнего нажима и навязчивости – никаким СМИ не понравится, если монастыри захотят вести диалог с ними с позиции всезнающих учителей. Больше чуткости и доброты – и результат будет.

    На Рождественских чтениях в этом году обсуждали проблему использования интернета и мобильной связи (вообще электронной коммуникации) в монастырях. Ваш взгляд на этот вопрос?

    – В целом я согласен с теми тезисами, выводами, которые прозвучали на Чтениях. Интернет и мобильная связь должны использоваться для выполнения конкретных послушаний и лучше теми, кто имеет достаточный духовный опыт противостоять стихиям мира сего. Польза от интернета несомненна, и об этот тоже было довольно много сказано. Но если потенциальный вред перевешивает пользу, то лучше свести к минимуму электронную коммуникацию. Сохранение монастыря как семьи, сохранение иноческого духа в обители в конечном счете важнее даже тех медиапроектов, которые, казалось бы, приносят пользу обществу. Поэтому здесь необходимо действовать с рассуждением.

    Идти в сети

    Какие информационные проекты монастырей сейчас самые востребованные? Насколько активно эти проекты – сайты, порталы, соцсети – монастыри должны «продвигать»? Возможно ли здесь использование классических схем продвижения и рекламы?

    – Анализ посещаемости монастырских сайтов свидетельствует: востребованы проекты, которые рассказывают о законах духовной жизни. И это хороший сигнал: значит, собственно жизнь души, ее участь в вечности беспокоят людей, они хотят об этом знать и менять свою жизнь. Многим интересна сама жизнь монастырей, их прошлое и настоящее. Такой интерес вообще характерен для русского народа, обители всегда притягивали его умственный и сердечный взор. Не оставляют равнодушными и новые направления в этой области. Так, например, на сайте Оптиной пустыни продолжает развиваться уникальный проект постишного (по стихам) толкования Священного Писания. Подобные толкования, расширяя миссионерскую деятельность монастыря и приобщая к изучению Евангелия все больше людей, не нарушают при этом его уединенности. Инициативы такого рода достойны подражания.

    На сайте Соловецкого монастыря начал функционировать проект «Духовенство Русской Православной Церкви в XX веке», цель которого совместными усилиями верующих создать общедоступную, как можно более полную базу биографий духовенства Русской Церкви прошлого столетия, а также полную и яркую базу материалов о формах его служения. На сайтах Зачатьевского и Богородице-Рождественского монастырей можно увидеть, как в рассказах о старицах, насельницах, духовниках монастыря раскрывается красота монашества, преемственность традиций во времени и пространстве. На сайте Марфо-Мариинской обители создается раздел, содержащий практические наставления и помощь (текстовые, фото- и видеоматериалы) по уходу за тяжелобольными людьми.

    Сложно сказать насчет использования классических схем продвижения. Понятия рекламы и PR (в их современных коннотациях) не вяжутся с природой Церкви, однако это совершенно не означает, что все подобные коммуникационные наработки, что называется, отданы на откуп врагу. Почему достойное доброе дело не заслуживает рассказа о себе? Не агрессивного продвижения на рынке ради зарабатывания денег, а именно спокойного честного рассказа? Конечно, кто-то может сказать, что это реклама или какой-то монастырь начинает «пиариться». Но такие рассуждения, – как правило, откровенные передергивания людей, мало разбирающихся в церковной действительности. Поэтому, если сайт достойный, полезный, его можно продвигать, главное на этом пути – не начать путать цель со средством и сохранять дух мирен. А все, что касается технического инструментария, то да, это можно использовать, лишь бы не увлекаться формой сайта в ущерб содержанию.

    Работа в социальных сетях сейчас необходима. Большая часть молодого поколения проводит значительное время – буквально «живет» – именно в соцсетях. Упускать их из виду, лишать евангельского слова, пастырского окормления – огромная ошибка. Однако стоит помнить, что этим должны заниматься подготовленные – прежде всего духовно – люди, потому что можно, что называется, увлечься и забыть, зачем ты посещаешь эти соцсети. Думаю, логично искать помощников в этом деле среди своих прихожан, трудников и паломников монастырей.

    Сайт – для общения

    Сейчас почти у каждого монастыря и даже прихода есть свой сайт. Насколько велика практическая польза от них? На 90% они состоят из схожей информации. Не лучше ли создать централизованные порталы и вложить деньги в повышение их качества?

    – Дело в том, что сайт каждого монастыря и каждого прихода может и должен быть уникален. Это требует усилий, творческого подхода, этому надо учиться. Но такое возможно, и это доказывают отдельные примеры, которые были приведены раньше. Кроме того, «свой» сайт для прихожан – это продолжение приходской, общинной жизни, частичка их храма, помогающая не только узнать расписание служб, но и почувствовать свою сопричастность к общему делу. Централизованные же порталы аккумулируют информацию, которая имеет более глобальное, обобщенное значение. Не будешь же вывешивать на нем подробный рассказ о местночтимом святом или новость районного масштаба? Но и это направление надо развивать и улучшать, вкладывать в него средства. В том числе и для того, чтобы более мощные централизованные ресурсы помогали людям открывать для себя локальные сайты. Сайты должны максимально использоваться в качестве информационной площадки для общения как между монастырями, так и между монашествующими и мирянами.

    Насколько принципиальными являются рейтинги посещаемости монастырских сайтов?

    – Статистика помогает определиться и принять решение насчет внешней оптимизации сайта. В какой-то степени показатели, определяющие степень популярности, привлекают посетителей. И установленные счетчики – это один из инструментов продвижения сайта. Важно проанализировать статистику посещаемости отдельных разделов и статей, чтобы определить, какое направление нужно развивать, на чем сосредоточить усилия. Однако необходимо учитывать не только количество людей, посетивших сайт, но и сколько просмотров приходится на одного пользователя, сколько было уникальных гостей за какой-либо период времени, каково поведение посетителей на сайте. Одним из самых полезных показателей в счетчике является среднее время пребывания посетителей на сайте. Если данный показатель слишком низкий, то необходимо искать причину и, прежде всего, задуматься о качественных характеристиках статей, – возможно, слабым звеном являются подборка тем, форма подачи, предсказуемость, банальность информации и прочее. Все эти «нарушения» надо выявлять и принимать меры. Важно знать, с каких страниц посетители переходят на сайт – с поисковых систем или с закладок. Если переходы осуществляются, в основном, с поисковых систем, то стратегия продвижения интернет-ресурса находится на верной траектории. Для оптимизации необходимо знать, по каким фразам посетители приходят на сайт. Определив таковые, надо стараться продвигать не слишком популярные фразы, чтобы сайт находился на высоких поисковых строках по разным позициям.

    – Какую помощь может оказать Синодальный отдел по монастырям и монашеству различным обителям в создании их собственных сайтов?

    – Информационный отдел СОММ оказывал и оказывает помощь в создании новых сайтов. В прошлом году были созданы сайты двух монастырей, обратившихся в отдел: Николо-Вяжищского ставропигиального женского и Свято-Троицкого Александро-Невского ставропигиального женского монастырей. Оказывается консультационная помощь по улучшению информационного наполнения и развитию структуры сайтов. Непосредственная работа с ответственными за сайты ставропигиальных монастырей стала приносить существенные плоды: значительно улучшилась структура многих сайтов, повысилось качество публикуемой информации, приобретен опыт по работе с информационными потоками. На многих сайтах ставропигиальных монастырей самостоятельно принимаются решения о развитии и активно, с творческим подходом разрабатываются и внедряются интересные уникальные проекты. При необходимости мы стараемся оказать посильную консультационную помощь в реализации этих решений

    Какую информацию целесообразно размещать на монастырских сайтах, помимо традиционных рубрик?

    – Можно посоветовать более активно развивать разделы сайта, посвящённые миссионерской, социальной, образовательной деятельности монастыря; разделы, рассказывающие о монастырской жизни, надо стараться делать нетривиальными, не «сухими» и однообразными. Это довольно сложно, но поработать над стилем подачи важно. Особое внимание я бы уделил беседам известных духовников с насельниками обителей: как правило, верующие очень ждут таких бесед и стараются внимательно их прослушать.

    Нельзя забывать об информации для паломников. Подробная карта, маршруты, расписание автобусов, электричек, наличие мест в гостиницах, телефоны «горячих линий», возможные трудности – все это должно быть указано на сайте. Ну и, конечно, ответы на звонки должны быть исчерпывающими и точными, надо быть готовым к разным вопросам.

    Часто люди не могут приобрести ту или иную духовную литературу, поэтому полезно публиковать фрагменты как хрестоматийных произведений, так и новинок (даже, возможно, делать обзоры этих новинок). Будет прекрасно, если с сайта можно заказать понравившуюся книгу.

    Надо помнить о том, что наша Церковь полиэтнична, поэтому в тех ситуациях, когда это целесообразно, не лишним будет размещать перевод материалов на английский, украинский, молдавский, сербский и другие языки. Для людей старшего поколения, плохо видящих, должна быть специальная опция, увеличивающая масштаб, четкость текстов.

    Вообще же сайты надо стремиться делать простыми в использовании, интуитивно понятными, чтобы они были полезны и опытным интернет-пользователям, и «новичкам».

    Чтобы понять, какие еще рубрики будут востребованы, надо спрашивать об этом самих верующих, посетителей сайтов, проводить интерактивные опросы.

    Беседовал Алексей Руденко.

    Фото: Владимир Ходаков.

    Источник: monvestnik.ru

    • 08 Апр 2016 14:45
    • от monves
  3. Всякое орудие становится опасным, если использу...

    Выступление архимандрита Алексия, настоятеля монастыря Ксенофонт (Святая Гора Афон) на XXIV Международных Рождественских образовательных чтениях; направление «Древние монашеские традиции в условиях современности», круглый стол «Использование современных технологий в монастырях» (Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь, 27 января 2016 года).

    Любой вопрос монашеской жизни можно решить, опираясь на святоотеческое учение и многовековое предание Церкви, которое дает практические ответы на все вопросы как древности, так и современности. Православное восточное монашество полностью основано на этом предании. Это образ жительства, с помощью которого святые отцы воплощали в жизнь Евангелие. Монашество – это деятельное избрание той благой части, о которой Господь сказал: едино же есть на потребу (Лк. 10:42).

    Всякий монах призван помнить о том, что он избрал благую часть. И, с одной стороны, он призван служить Господу в лице братьев своих, как евангельская Марфа, с готовностью и божественной ревностью, но при этом он не должен увлекаться заботами и попечениями о многом. Послушание духовному отцу-игумену и следование его советам – главное, что может помочь монаху сохранить правильное, монашеское отношение к своему труду. Труд для монаха – это, прежде всего, средство освящения и спасения. Через смиренное исполнение того или иного служения, которое поручает монаху монастырь, монах соединяется со всем братством и в единении с братиями работает над своим спасением.

    Все преподобные отцы смотрели на труд в монастыре именно так. Как видно из житий великих преподобных отцов Пахомия, Евфимия, Феодосия Киновиарха, Саввы Освященного и прочих, две важнейших составляющих монашеской жизни – это внутреннее трезвение, молитва и – внешнее служение ближнему. Таким образом, труд очень важен в жизни монаха, и необходимо, чтобы монах совершал свое служение по-монашески, а не в мирском духе. Монашеские послушания могут быть разнообразны. Инструменты и средства, которыми пользуются современные монахи, конечно, отличаются от тех, какими располагали древние отцы. Но неизменным должно оставаться отношение к труду как средству освящения и обожения. И с этой точки зрения, с большим рассуждением нужно использовать технологии.

    Несомненно, технологический прогресс может помочь монастырю более гармонично организовать свою повседневную жизнь. Различные сельскохозяйственные и другие приспособления и механизмы, при разумном использовании, облегчают труд монахов. Например, новые давильные аппараты для масла заменили старые технологии выжимки при помощи рабочего скота. Электричество вытеснило старые керосиновые лампы. Автомобили, холодильники, стиральные машины, тестомешалки и прочие большие и малые аппараты стали частью повседневной жизни монастырей. Новые издательские и типографские технологии помогают монахам в служении ближним.

    Использование компьютерной техники, сети интернет и других средств общения, в той степени и в тех случаях, где это необходимо, также облегчает исполнение определенных послушаний. Без этих средств многие работы потребовали бы гораздо больше времени, усилий, затрат и даже выходов монахов из монастыря в городские центры. Благодаря новым техническим средствам, монахи могут исполнять некоторые работы, не выходя из канцелярии монастыря (естественно, это не означает уклонение от труда). Например, с помощью Интернета они могут посылать государственным органам и сотрудникам монастыря и получать от них различные документы, чертежи, фотографии, проекты; оплачивать и получать платежи за разные виды деятельности; получать информацию, касающуюся монастыря. В результате экономится время и сохраняется внутренний душевный мир монахов, их монашеское устроение, что является важнейшим критерием в решении любого вопроса монашеской жизни, в том числе и применения технологий. Кроме того, использование технологий Интернета и страниц в мировой сети (как чрезвычайно широко распространенных в современном мире), думается, необходимо для того, чтобы дать людям здоровую духовную пищу и таким образом восполнить их духовные нужды. Проповедь слова Божия через Интернет – это хорошая альтернатива той ненужной и вредной информации, от обилия которой погибает современный мир.

    При этом нужно чутко ощущать грань между разумным использованием технологий и обмирщением, которое меняет сам образ мыслей человека. На это нужно обращать особое внимание, духовно трезвиться и проявлять духовную рассудительность. Всякое орудие, как бы ни было оно полезно, становится опасным, если используется неправильно. Игумен должен поручать послушания, связанные с применением технологий, только тем монахам, которые обладают сильной духовной волей и отличаются сердечным послушанием. И я особо подчеркиваю, что современными техническими средствами в монастыре должны пользоваться только те братья, которым это поручено, и пользоваться только в конкретной сфере деятельности.

    Ни в коем случае не позволительно, чтобы у монаха или монахини был в личном пользовании сотовый телефон, компьютер или другое средство общения. Ими они должны пользоваться только по благословению и для исполнения своего послушания.

    На Святой Горе иметь сотовые телефоны могут только некоторые братья, исполняющие такие послушания, как:

    • заместитель игумена,
    • эпитроп (благочинный),
    • представитель монастыря в Священном Киноте Святой Горы.
    Водитель или врач могут получать сотовый на время в случае необходимости. Всем этим лицам сотовый телефон необходим для решения административных дел.

    Для всех монахов существует общий телефон, не сотовый, который находится в телефонном центре монастыря. Этот телефонный центр бывает открыт в определенные часы дня, в которые монахи, взяв на то благословение, могут приходить туда и звонить.

    В своих кельях монахи не имеют компьютеров. Компьютеры находятся только в рабочих кабинетах монахов, которые исполняют следующие послушания:
    • эпитроп,
    • бухгалтер,
    • секретарь,
    • библиотекарь,
    • работающий в техническом отделе.
    При этом монахи не имеют доступа к Интернету. Только в техническом отделе братия могут выходить в Интернет, отправлять и получать почту и исполнять другие обязательства, связанные с работой в Интернете.

    Монах, использующий современные технологии на своем послушании для разных монастырских нужд, призван исполнять это послушание в Духе Святом, воздавая кесарю кесарево и Богу Божие (Мф. 22:21) и прислушиваясь к голосу святых отцов: «Брат, внемли себе и трезвися во всем…»

    Он призван молиться о себе самом и о мире, призван служить с полной самоотдачей, сострадать ближним, гостеприимно встречать многочисленных паломников, впрочем, сознавая и ощущая на деле апостольское изречение: Мне мир распяся и аз мирови (Гал. 6:14), трудясь ради собственной душевной пользы и пользы своих братьев.

    Источник: monasterium.ru

    • 10 Фев 2016 14:44
    • от monves
  4. Монастырская жизнь должна быть наполнена духовн...

    Выступление игумении Иларии (Болт), настоятельницы Свято-Успенского женского монастыря Витебской епархии на XXIV Международных Рождественских образовательных чтениях; направление «Древние монашеские традиции в условиях современности», круглый стол «Использование современных технологий в монастырях» (Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь, 27 января 2016 года).

    Согласна с предыдущими участниками, что важны и административные меры, то есть:

    • ограничение времени и места для телефонных разговоров;
    • интернетом пользуются только те сестры, которым это необходимо по послушанию. (Полный запрет на разговоры по мобильному и пользование Интернетом, при духовной неподготовленности, может привести к тому, что сестра будет искать способ тайно приобрести телефон или собственное интернет-устройство.)
    • проще сразу не вводить в обители общее пользование современными техническими средствами, чем потом запрещать (например, в нашем монастыре не подключен скайп).
    В то же время, как здесь уже говорилось, одни только административные меры в монастыре не способны справиться с проблемой злоупотребления мобильными телефонами и Интернетом. Необходима кропотливая разъяснительная и вдохновляющая на монашеский подвиг работа с сестрами:
    • общие беседы, во время которых можно прочитать доклады с монашеских конференций, привести примеры других монастырей;
    • личное общение, попытки помочь сестре понять, в чем лично для нее вред от общения с миром и приобретения лишней информации через Интернет;
    • воспитание в сестрах полного доверия к Богу, что поможет преодолеть желание постоянно интересоваться жизнью своих близких, беспокоиться о них;
    • наполнение монастырской жизни духовным содержанием: каждая сестра должна иметь возможность бывать на службах, часто причащаться, иметь время для келейного правила, для чтения; в монастыре должен быть достаточный выбор духовной литературы (не на электронных носителях!); должны быть мир и согласие между сестрами, тогда нет необходимости искать общения вне монастыря;
    • духовное окормление в обители и отсутствие руководства на стороне.
    Много значит личный пример настоятельницы:
    • по возможности, ей нужно отказаться от использования мобильного телефона или максимально его ограничить: для этого найти помощников, желательно из близких к монастырю мирян (в нашем случае секретарь-архивариус, завхоз, водитель-снабженец) и/или осуществлять связь через старших сестер или через келейницу;
    • звонить по телефону только по делу, личные звонки в случае крайней необходимости (не звонить для того, чтобы поддерживать отношения, поговорить, узнать новости).
    Причины, почему в известном греческом монастыре Ормилия сестры даже не имеют желания пользоваться мобильным телефоном и Интернетом:
    • насыщенная духовная жизнь в обители;
    • духовное руководство и полная открытость сестер игумении;
    • четкий распорядок дня;
    • византийское время, которое полностью отдаляет насельниц монастыря от мира;
    • связи с родными разрываются при поступлении в монастырь;
    • ограничение новых знакомств и общения с паломниками;
    • общемонастырский телефон работает только 2 часа в сутки, другие телефоны без обратной связи;
    • в монастыре нет электронной почты, только факс.
    Очень большое значение имеет то, чтобы в монастыре была создана атмосфера безмолвия и молитвы. Такая атмосфера созидается, когда всё сестринство участвует в полном суточном круге богослужений; когда все оказывают сердечное послушание игумении (так достигается внутреннее безмолвие); когда каждая сестра исполняет ежедневно свое молитвенное правило. Тогда монастырь, даже находясь в городе, посреди мира, остается местом, отделенным от мира, отделенным не благодаря высокой ограде, а благодаря особой внутренней жизни, основанной на подвиге и богообщении.

    И в заключение хотелось бы сказать, что именно атмосфера безмолвия и молитвы, царящая в монастыре, приносит самую большую пользу и мирянам. Это истинная монашеская проповедь, монашеское миссионерство. А проповедовать Евангелие через Интернет – в большей степени задача миссионерских центров и епархиальных отделов. Для монастыря это не характерное служение. Конечно, любой монастырь имеет право создать сайт, если у него есть необходимые ресурсы (помощники-миряне, способные сестры или братия, технические средства и т. п.). При этом требуется особое духовное рассуждение и осторожность. В противном случае монахи могут получить вред. Игумен же несет ответственность за каждую душу, и если хотя бы одна душа получит вред, то это будет великая потеря, ведь одна душа дороже всего мира.

    Источник: monasterium.ru

    • 10 Фев 2016 14:34
    • от monves
  5. Преодолеть духовное одиночество

    Выступление игумена Петра (Мажетова), настоятеля Свято-Косьминской пустыни (Екатеринбургская митрополия) на XXIV Международных Рождественских образовательных чтениях; направление «Древние монашеские традиции в условиях современности», круглый стол «Использование современных технологий в монастырях» (Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь, 27 января 2016 года).

    Чтобы предотвратить вред от увлечения технологиями, нужно прежде всего понять причину: почему вообще монах может увлекаться технологиями? Не будем говорить об административно-полицейских мерах пресечения конкретных случаев, но рассмотрим первоосновы проблемы.

    Радости, которые предлагает человеку интернетный ресурс, есть своеобразный библейский «запретный плод», при вкушении которого человек становится открытым ко всему низменному и богопротивному. Этиловый спирт по своей сути является ядом для человека, однако приправленный вкусовыми добавками легко принимается организмом в виде ликеров и всевозможных коктейлей. Так и погружение в «мир идей» интернет-пространства, будучи не только противоестественно нравственности, но и разрушительно для самой психики человека, при помощи видео-маркетинга и современных дизайн-технологий способно быстро и безболезненно развить зависимость у многих людей.

    Интернет-зависимость непрерывно растет в человеческом обществе. Данный феномен не обходит стороной и монастыри.

    Конечно, человек приходит в монастырь не для компьютера, Интернета и т. п. И если он впал в медиа-зависимость в монастыре, значит, монастырь не смог удовлетворить потребности его души. Но это не отрицательная оценка обители и ее руководству. Нет: духовная болезнь попускается ради духовного совершенства. Как говорится – убери искушения, и никто не спасется. Проблемы в братстве заставляют игумена оттачивать жизнь самого братства.

    Разбирая подобные случаи, мы вынуждены заключить, что самой распространенной причиной интернет-зависимости является одиночество.
    Причины возникновения состояния одиночества у насельников монастыря:

    • пренебрежение человеком в монастыре: «одинокий в толпе», явление, возникающее в тех случаях, когда монастырская община не является подлинной духовной семьей;
    • предоставленность насельника самому себе, когда обилие свободы становится «несовместимым с жизнью» насельника в монастыре (административная проблема);
    • самовольное удаление инока от братства, в силу тех или иных греховных личных пристрастий.
    Способы решения проблем.
    • Живая связь с игуменом (духовником). Частые, открытые и откровенные беседы с духовными наставниками.
    • Непосредственное участие в жизни всего братства. Совместное решение бытовых задач, общие монастырские работы (послушания), и т. п. Но главное – причастность каждого насельника монастырским праздникам, духовным беседам и прочим монашеским «утешениям». Тогда иноческая община становится одним телом, одной душою.
    • От (греховного) одиночества к (духовному) уединению. Как известно, по учению святых отцов, все страсти – это неправильно употребленные духовные силы человека. Так, например, мирская печаль есть не развитая печаль по Богу (покаяние). Любовь к чужой плоти (телесная похоть) есть искаженная Любовь во Христе. Гордость, как извращенная вера в себя, не что иное, как утраченная вера в невидимое Божественное покровительство. Наконец, одиночество в монастыре – феномен, рожденный потребностью в духовном уединении. Нереализованное желание уединенности со Христом (подобно евангельской Марии), то есть отсутствие возможности молитвенного уединения, оставляет человека один на один с самим собой, а значит – со своим падшим естеством. Что и есть духовный вакуум, или одиночество. Монах стремится заполнить этот вакуум интернет-общением. Компьютер становится для него другом. Для решения этой проблемы игумен призван помочь каждому брату организовать свою жизнь так, чтобы у него всегда было время и желание для уединенной молитвы. Инок, обретший молитвенное единение со Христом, становится неуязвим для таких примитивных удовольствий, как блуждание в «сточных водах» медийного Вавилона.

    Источник: monasterium.ru

    • 10 Фев 2016 14:35
    • от monves
  6. Труд в монастыре должен освящать монаха, а не о...

    Работу круглого стола «Использование современных технологий в монастырях» в рамках направления «Древние монашеские традиции в условиях современности» XXIV Международных Рождественских образовательных чтений возглавлял епископ Борисовский и Марьиногорский Вениамин. Публикуем заключительное слово Его Преосвященства, подводящее итог сделанным докладам и обмену мнениями.

    Благодарим всех участников за интересную и плодотворную дискуссию. Хотелось бы на основании всех выступлений сделать краткие выводы.

    Труд в монастыре должен освящать монаха, а не обмирщать. И поэтому монастыри должны относиться к современным технологиям с большим рассуждением. Обитель принимает технологии тогда, когда они содействуют в деле освящения и спасения, то есть когда помогают с большей пользой служить ближним, освобождают время для молитвы и душеполезного чтения, дают монашествующим возможность совершать некоторые работы, не покидая обители. Однако неумеренное использование технологий приводит к тому, что утрачивается дух аскезы, простоты и беспопечительности; от излишнего общения с миром монахи теряют свое монашеское устроение, разрушается единство братства.

    Поэтому крайне необходимым видится в монастырях соблюдать определенные правила. В частности, в кельях монахов не должно быть технических средств, которые должны находиться на послушаниях; монахи могут пользоваться ими только для исполнения своего служения и по благословению игумена. В особенности это касается телефонов и компьютеров. Игумену важно следить за тем, чтобы интернетом пользовались только те братья, которые отличаются утвержденной в добродетели волей, духовной зрелостью и сердечным послушанием.

    Для установления в этом должного порядка одни внешние запреты недостаточно эффективны. Игумен как духовный отец призван каждого брата с момента поступления в монастырь воспитывать в духе отречения от мира, послушания и любви к молитве. Важно, чтобы монастырь был подлинной духовной семьей и каждый монах чувствовал глубокое единение с братиями. Жизнь духовно благоустроенного монастыря является самой лучшей проповедью, более эффективной, чем проповедь через интернет. Конечно, при наличии нужных ресурсов, монастыри могут заниматься и просвещением при помощи информационных технологий, но умеренно и с осторожностью, не в ущерб монашеской жизни.

    Здоровая духовная атмосфера в монастыре создается, когда все братство знает монашеское предание и живет в соответствии с ним, обретает правильный, духовный взгляд на все явления и вещи, в том числе и на технологии, удаляясь от мирской суеты и ища «единого на потребу».

    Источник: monasterium.ru

    • 03 Фев 2016 14:40
    • от monves
  7. Куда и зачем спешить монаху?

    Доклад игумении Марии (Сидиропулу), настоятельницы Свято-Елисаветинского женского монастыря в Мюнхене (РПЦЗ) на XXIV Международных Рождественских образовательных чтениях; направление «Древние монашеские традиции в условиях современности», круглый стол «Использование современных технологий в монастырях» (Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь, 27 января 2016 года).

    Усовершенствованная техника в монастыре успешно обеспечивает производительность и быстроту исполнения определенного послушания. В некоторых случаях монахи, благодаря новой технике, могут стоять на службе в церкви, когда в это же время орошается огород или вымешивается тесто для хлебов и просфор. В малочисленном братстве при многочисленных паломниках использование электрохлеборезок и рисоварок часто спасает ситуацию. Хорошо и полезно для души, если монахи, обслуживающие технику, чередуют свою деятельность с ручным трудом, как, например, это можно представить себе в области вышивки или переплета книг. То, что достигается трудом, то ценится и бережется иначе, тем более что плодами рукоделия являются, как мы знаем, такие добродетели, как усидчивость, внутренний покой и нерассеянность ума. Было бы нелогичным игнорировать новые технологии при необходимости облегчить физический труд монахов, но все должно быть по мере необходимости, в разумных пределах и с рассуждением. Наряду с такими преимуществами, как удобство, быстрота и легкость, при пользовании техники душу монаха охватывает внутренняя спешка, и он незаметно для себя поддается суете, чтобы успеть сделать еще больше. Иными словами, он обретает себе «гонителя», хотя сам сетует на нехватку времени. Куда и зачем спешить монаху?

    Монаху некуда спешить, и те, кто вынуждены жить в спешке, поэтому и притекают в монастыри для обретения покоя и отдохновения души. На монастырских послушаниях физический труд сопровождает молитвенный труд, и плоды этого сотрудничества — тишина сердца, внутренний покой и нерассеяность ума.

    Самая опасная технология нашего времени — это интернет, который не напрасно называется сетью, паутиной, в которую попадает ум и сердце современного человека. Мы не должны прельщаться такими преимуществами, а вернее «приманками» врага, который убеждает нас, что это быстро, легко, удобно и дешево.

    В наши дни Церковь пользуется интернетом для проповеди слова Божия по всему миру. В какой-то мере в этом могут участвовать и монашествующие. Но нужно помнить, что основная их миссия состоит не в создании сайтов или тому подобных вещах. Традиционное миссионерство для монашествующих — это миссионерство с помощью самой монашеской жизни, без слов свидетельствующей о любви к Богу и ближнему. Неограниченное пребывание в интернете не оправдывается необходимостью проповеди. По своему природному назначению человек призван господствовать над всем, что на Земле, и над интернетом тоже, но тут он становится слугой во вред своей душе.

    Монах не приобретает добродетели терпения, которое так необходимо для общежительной жизни, а наоборот, теряет ее и становится раздражительным и суетным, он теряет самообладание. Находясь на послушании в интернете, он вольно или невольно умом своим выходит из пределов монастыря, а разнообразные впечатления от виденных разноцветных картинок печатью налагаются в его память и сердце. Полученная ко всему этому текстовая информация разрывает его внутреннюю целостность ума и постепенно вытесняет у него способность к целомудренному участию в службах и жизни монастыря. Легкость и быстрота достижения желаемого результата с помощью компьютера и новых технологий вселяют в монаха легкомысленность, расслабленность и леность. А сердце его, переполненное полученной информативной пищей огрубевшего ума, не способно уже видеть и слышать брата своего, а тем более участвовать в его нуждах. Как больной раком с метастазами, человек связывается изнутри, и высыхают его человеческие функции — любовь, милосердие, радость, сочувствие и т. д.

    Вместо этого — набирают силу любопытство и любознательность к этому хитро устроенному и увлекательному для человеческого ума средству передачи информации. Известны многие случаи падения монахов, причиной которых является бесконтрольное пользование интернетом в монастырях.

    Поэтому, как нас наставляет наш Авва, необходимо работу за компьютером обязательно прерывать молитвой, примерно через каждые 20 минут. После вечерней службы уже не подходить к компьютеру. Компьютер должен находиться вне свободного доступа монахов.

    Ответственность тут лежит на нас — игуменьях и игуменах.

    Жизнь монаха должна быть прозрачна для игумена, который должен не только благословить на пользование интернетом лишь в определенное время и даже на конкретное действие, но и проследить точность исполнения этого благословения.

    В любом случае отсутствие у монахов телефонов, личной электронной почты и доступа в интернет способствует духовному росту монаха, а наличие их — кроме вреда душевного и расстройства общежития, являются еще и соблазном для мирских посетителей монастыря. В наше время вседозволенности, легкомысленности и безразсудительности монашествующим важно осознать точность исполнения послушания. Современному человеку это дается с большим трудом, так как он доверяет своему рассуждению больше, чем наставнику. А рассуждение его основано на самоутверждении, которое тоже щедро дарует интернет, «обогащая» монаха чаще всего ненужной ему информацией, подпитывая в нем страсть любопытства.

    Источник: monasterium.ru

    • 03 Фев 2016 14:46
    • от monves
  8. Благоустроение земной жизни не должно увлекать...

    Выступление епископа Борисовского и Марьиногорского Вениамина на XXIV Международных Рождественских образовательных чтениях; направление «Древние монашеские традиции в условиях современности», круглый стол «Использование современных технологий в монастырях» (Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь, 27 января 2016 года).

    Уважаемые участники круглого стола!

    Предлагаемая к обсуждению тема сколь актуальна, столь и непроста, как кажется на первый взгляд. Об этом может свидетельствовать следующее: используемый термин «современные технологии» не совсем удачен, поскольку неточно определяет круг предлагаемых к рассмотрению вопросов. Так, согласно Большому толковому социальному словарю «Collins», «Технология — практическое применение знания и использование методов в производственной деятельности»; о современной технологии говорят, как о признанной технологии, которая является стандартом, и повышается спрос на эту технологию. (Кроме того, ещё имеется 1) новейшая, 2) передовая, 4) не новая технология, 5) устаревшая.)

    В современном мире классификация технологий достаточно широка: от металлургии до нанотехнологий, военной техники и информационных технологий.

    Среди столь большого спектра направлений применительно к современной монашеской жизни нашему круглому столу предлагается остановиться на двух составляющих:

    1) телекоммуникационные технологии, включающие в себя Интернет, радио, TV;

    2) применение современных технологических достижений в монастырской жизни: машины и механизмы, акустика, электричество, сельское хозяйство и так далее — всё то, что не так существенно влияет напрямую на душу человека, как это сказывается при использовании телекоммуникационных технологий.

    Причем, несмотря на значительный технический прогресс, при обсуждении данной темы мы можем и призваны, прежде всего, напрямую находить указания как в Священном Писании и творениях святых отцов, так и несомненно опираться на накопленный опыт, как положительный, так и отрицательный.

    Заметим, что вторая составляющая нашего обсуждения тесно завязана с первой, так как обо всех новинках, будь то сельское хозяйство, животноводство, выпечка хлеба, либо традиции храмостроительства, иконописи и так далее, наиболее быстро информацию можно получить из Интернета.

    Нужно также отметить, что вообще Церковь не отвергает технический прогресс. Она признает, что стремление к созиданию есть природное свойство человека, вложенное в него Творцом. В то же время долг Церкви — напоминать людям о вечной жизни, о том, что благоустроение земной жизни не должно увлекать человека, заставляя его забывать о Боге. И монастырям в этом отношении принадлежит особая миссия. Они призваны являть миру образец правильного, духовного отношения ко всему, в том числе и к технологиям.

    Тема использования в монастырях современных технологий не является новой. По сути, ей столько же веков, сколько существует общежительное монашество. Человечество, в стремлении улучшить свою земную жизнь, постоянно изобретает все более совершенные средства производства, передвижения, связи. И монашество всегда стоит перед этим непростым вопросом: насколько допустимо внедрять в монастыри достижения технического прогресса? В какой мере должны иноческие обители идти в ногу со временем? В каких случаях современные технологии полезны в монастырях? Каковы наиболее распространённые искушения, связанные с новыми технологиями? Некоторые вводят в лексику такое понятие как «интернет-искушение». Как предотвратить эти искушения? На протяжении веков вопросы, связанные с внедрением технологий, решались по-разному в разных монастырях. Для современных монастырей, в связи со стремительным развитием технологий, эти вопросы стали вновь особенно актуальными. И важно, чтобы при открытом обмене мыслями и опытом мы выработали некоторые рекомендуемые руководственные принципы для применения в наших монастырях.

    Хотелось бы отметить, что в наши дни созданы поколения машин, которые не облегчают, а усложняют подвиг сосредоточенного труда. Современные компьютеры не просто допускают развлечения, они их провоцируют…

    Лишь один клик порой отделяет человека от тяжелейшего греха, который порабощает волю дьяволу.

    Технологии не могут дать обществу новую мораль.

    Источник: monasterium.ru

    • 03 Фев 2016 14:15
    • от monves
  9. Интернет — это пространство больших духовных ри...

    Доклад епископа Лидского и Сморгонского Порфирия на XXIV Международных Рождественских образовательных чтениях; направление «Древние монашеские традиции в условиях современности», круглый стол «Использование современных технологий в монастырях» (Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь, 27 января 2016 года).

    Благодарю организаторов монашеской секции в рамках Рождественских чтений за инициативу провести круглый стол на тему «Использование современных технологий в монастырях». Это очень важный и актуальный вопрос и об этом нужно разговаривать, пытаться осмысливать происходящее.

    В последние два десятилетия технологии, которые стали доступны для массового потребления, претерпели значительные изменения. Если когда-то эти технологии подразумевали под собой довольно простые устройства, то сегодня это сложный комплекс знаний и возможностей. В монастырях могут использоваться технологии, которые включают в себя технологическое оборудование, сооружения, производственные системы, какие-то машины.

    Подобные технологии полезны в монастыре тогда, когда содействуют главным целям монашеской жизни: служению Богу и ближним, спасению душ человеческих. Так, например, уместно применять технологии в храмоздательстве, в издании духовной литературы. В особенности большую пользу технологии могут приносить на трудоемких монастырских послушаниях: в трапезной, прачечной, просфорне, в сельском хозяйстве, — облегчая труд монахов, они дают им возможность больше времени посвящать молитве и чтению. При этом, конечно, важно следить, чтобы не возникало пристрастия к технологиям, чтобы сердце монаха оставалось свободным. Игумен монастыря также всегда призван помнить о том, что основные условия монашеской жизни — это любовь к подвигу, простота, беспопечительность, нестяжательность. И необходимо соблюдать умеренность в использовании технологий — так, чтобы из-за них в монастыре не создавалась атмосфера излишнего комфорта, чтобы не утрачивался подвижнический дух. Наверное, стоит обратить особое внимание на использование тех устройств и механизмов, которые работают очень шумно и по этой причине вносят в монастырскую жизнь много беспокойства. Например, газонокосилка, которая работает в монастыре с утра до вечера. Важен вдумчивый и внимательный подход к таким вещам. Целесообразно ли вообще в монастыре регулярное использование подобных технологий, которые лишают монашествующих столь необходимой им тишины.

    Отдельно следует сказать об информационных технологиях. В данном случае, в контексте монастырской жизни, мне кажется важно разделить интернет и компьютерную технику. Компьютерная техника включает в себя компьютер, ксерокс, сканер, принтер, факс и т. п. Без компьютерной техники сегодня невозможно ведение бухгалтерского учета, составление документов, посредством нее осуществляется оцифровка трудов святых отцов. Но если говорить об интернете, который включает в себя социальные сети, неконтролируемые потоки самой разной информации, то здесь речь пойдет совершенно о другом.

    Мне кажется, что каждый монах, имеющий некий опыт пользования интернетом и желающий оставаться монахом не только по одежде, но и по внутреннему устроению души, четко осознает, что пользование интернетом для него если и возможно по необходимости и по благословению, то очень ограничено. Интернет — это пространство больших духовных рисков, и прежде чем всякий раз в него выйти, стоит хорошенько подумать. Конечно, интернет предоставляет и некоторые полезные возможности. Например, онлайн-технологии позволяют в какой-то мере решить проблему получения монахами духовного образования: монахи имеют возможность общаться с преподавателями, не покидая обители. Однако рисков при пользовании сетью интернет гораздо больше, чем пользы. Важно задавать себе вопрос: зачем я сейчас выхожу в интернет и захожу на тот или иной сайт? Что мне даст эта информация, которую я собираюсь оттуда почерпнуть? Она удовлетворит мое праздное любопытство? Поможет в моем духовном совершенствовании? Это та информация, которая необходима мне для исполнения моего послушания?

    Это и есть то трезвение, без которого немыслима монашеская жизнь. Неконтролируемое пользование интернетом изменяет в корне само качество духовной жизни монаха. Из-за лишней и ненужной монаху информации ухудшается возможность концентрироваться на молитве и внутреннем трезвении, ослабляется способность правильно по-монашески воспринимать окружающую монастырскую действительность. Но ведь у монаха другая тропа, у монашества другой образ бытия в Церкви.

    Не будем забывать, что монашеская жизнь — это большой труд, подвиг и борьба с искушениями. Как известно, человек так устроен, что чем больше у него трудностей и испытаний, тем охотнее он может отвлекаться на какие-то посторонние вещи и привязываться к ним сердцем. Интернет и другие технологии в этом плане для монаха могут быть особенно притягательны и тем самым опасны.

    Преподобный Антоний Великий говорил: «Как рыбы, оставшись долго на суше, умирают, так и монахи, находясь долго вне кельи или пребывая с мирскими людьми, теряют любовь к безмолвию». Если всмотреться глубже, то, по сути, оказывается, что, праздно переходя с сайта на сайт, чрезмерно увлекаясь изобретениями техники, монах пребывает в гуще мирской жизни и постепенно охладевает к трезвенной монашеской жизни. И такое пребывание в келье тогда для него вряд ли имеет смысл. Уединение внешнее должно сопровождаться уединением внутренним.

    Относительно наших монастырей, мне кажется, что игумену/духовнику важно работать над тем, чтобы выстраивать с монашествующими своего монастыря доверительные искренние отношения, а также прививать им сознательность, умение пользоваться той свободой, которая предоставляется каждому в рамках его послушания. Тогда и вопрос пользования технологиями будет под контролем. Это тяжелый духовный труд игумена, который не всегда бывает замечен и правильно понят всеми насельниками монастыря, но у способных к монашеской жизни и искренне желающих подвига он будет вызывать сочувствие, и они будут отзываться на это. Повиновение из любви и уважения имеет совершенно другое качество, чем повиновение из страха. Последнее весьма ненадежно и зыбко. Только так — воспитывая сознательных монахов — можно оградить наших монашествующих от злоупотреблений в использовании современных технологий.

    Мне как-то попалось такое словосочетание — интернет-воздержание. Хороший термин, который применим и в отношении всех современных технологий. Воздержание не означает полного отказа от технологий, в случае необходимости, но означает разумное использование тех возможностей, которые дает нам современная техника.

    Источник: monasterium.ru

    • 02 Фев 2016 15:51
    • от monves
  10. Монашеское делание как обретение внутреннего Ца...

    Доклад на XXIV Международных Рождественских образовательных чтениях, направление «Древние монашеские традиции в условиях современности» (Новоспасский ставропигиальный мужской монастырь. 26—27 января 2016 года).

    Спаситель заповедовал своим последователям более всего желать и искать достижения Царствия Божия (см. Мф. 6:33). Он говорил, что этому Царству нужно предпочесть все блага мира сего, ради него стоит отказаться от самых дорогих сердцу вещей и привязанностей. Наиболее решительное и определенное отречение от мира и всего «яже в мире» предполагается в принятии монашества, когда постригаемый отрекается от своей воли, но при этом совершает в действительности подлинно волевой поступок. Он делает ценностный выбор. Ради самого главного в жизни — Бога — он жертвует самым ценным в глазах людей мира сего — своеволием, плотским наслаждением и материальным богатством. При этом ни дарованная Богом свобода, ни установленный Им брак, ни созданные Им земные блага не провозглашаются скверной. Просто монах обретает драгоценную жемчужину, ради которой стоит пойти и продать всё.

    Понять, что есть Царствие Божие можно, только обратившись к Священному Писанию, где Господь преподает учение о нем иносказательно в притчах и говорит прямо, отвечая на вопрос некоторых из фарисеев: «когда придет Царствие Божие?» «Не придет Царствие Божие приметным образом, и не скажут: "вот, оно здесь", или: "вот, там". Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть» (Лк.17:21).

    Самым распространенным толкованием данного евангельского отрывка является утверждение, что Царствие Божие есть особое благодатное состояние души, приобретаемое человеком постепенно по мере укрепления его живой веры во Христа. Этого понимания придерживались свт. Иоанн Златоуст, блж. Феофилакт Болгарский и ряд других древних и поздних толкователей.

    «Войди с радостью во внутреннюю свою клеть, и узришь клеть небесную... — пишет преп. Исаак Сирин. — Лествица, ведущая в Царство, внутрь тебя, сокровенна в душе твоей. Беги от греха, погрузись в самого себя — и найдешь там ступени, возводящие к небесам».

    А вот слова свт. Игнатия (Брянчанинова): «Царствие небесное — мир Христов. В душе, в которой от покорности Богу утихли страсти, царствует Бог, царствует мир Христов».

    В совершенном согласии с ними рассуждает и свт. Лука Крымский: «Наша глубокая, сокровеннейшая жизнь духовная протекает в глубинах сердца нашего, и Царствие Божие начнется для нас тогда, когда в сердце наше вселится Святой Дух. Тогда, по слову Христа, к тем, кто соблюдал заповеди Его, придет Он Сам со Отцом, и обитель у него сотворят. Если сподобится праведник того, что воцарится в сердце его Святой Дух, это значит, что он уже в Царствии Божием. Царствие Божие в сердце его — там обитает и царит Святой Дух».

    Свт. Филарет Московский обращает внимание и на внутреннее состояние человека, противоположное Царствию Божию. Он пишет: «По прямой с сим противоположности справедливо можно сказать, что и царство диавола, или иначе ад и самый огнь геенский, не в полноте, а в начатке внутрь человека есть, когда живет в нем грех. Сей скрытый огнь оказывает себя в действиях. Он непрестанно возжигает в душе грешника желания к новым грехам и жжет совесть (1Тим. 4:2) темным, но всегда мучительным сознанием зла, при особенных обстоятельствах разгорающимся в пламя отчаяния».

    В соборном экзегетическом наследии Церкви можно обнаружить и другое, не противоречащее первому, а в некотором смысле дополняющее его толкование. Слова «внутрь вас» могут означать — между вами, среди вас. Это прямо следует из греческого текста Евангелия. С пришествием Христа на землю было положено основание Царствия Божия на земле. Совершаемые Им чудеса и знамения являлись ярким свидетельством наступления этого Царства. Фарисеи по своей духовной слепоте не замечали, что ожидаемое ими Царствие среди них. С этим пониманием согласуются и другие слова Спасителя, обращенные к ученикам: «истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе» (Мк. 9:1).

    Свт. Григорий Палама пишет: «И не только оно внутри нас... оно приходит и более наглядно, уничтожая всякое начало, власть и силу (вражию); но это относится только к тем, которые жительствуют по Богу и богоугодно проводят жизнь» (Омилия 10-я).

    Жизнь истинного монаха, несомненно, направлена на стяжание Духа Святаго, то есть на разрушение внутри себя царства греха и созидание Царствия Божия, при этом его собственные усилия прилагаются к силе Божией, по действию которой плотской человек преображается в человека духовного.

    Преп. Макарий Великий пишет: «Кто приходит к Богу и действительно желает быть последователем Христовым, тот должен приходить с тою целию, чтобы перемениться, показать себя лучшим и новым человеком, не удержавшим в себе ничего из свойственного ветхому человеку. Ибо сказано: — “кто во Христе, тот новая тварь” (2 Кор. 5:17)».

    Апостол Павел указывает на качества подлинно духовного христианина: «Плод же духа: любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал. 5:22).

    Если обратиться к рассмотрению каждой из перечисленных добродетелей, то нетрудно увидеть, что деятельное их проявление возможно только в общении с другими людьми. Значит, зарождаясь и утверждаясь в сердце подвижника, Царствие Божие не ограничивается его внутренним духовным миром, но проявляется во вне. По мере духовного роста монах не превращается в духовно замкнутого эгоиста, заботящегося исключительно о своем спасении и равнодушно относящегося к окружающим, но живет в христианской церковной иноческой общине спасающихся. Поэтому утверждения святых отцов, что слова Спасителя о Царствии Божием нужно понимать как о находящемся и внутри нас, и среди нас, — равно справедливы. Так обретают смысловое единство оба толкования Евангельского отрывка.

    Монашеские обители призваны быть оазисами Царствия Божия на земле, где изменяется духовно не только каждый в отдельности насельник, но иными становятся и отношения между ними, ходящими перед Богом во «обновленной жизни» (Рим. 6:4).

    Насколько все это не просто, могут знать только те, кто опытно причастен к монашескому деланию.

    В настоящее время среди бесчисленного множества соблазнов, перед которыми оказываются как христиане вообще, так и монахи в частности, есть и опасность в стремлении к достижению Царствия Божия уклониться в крайности — или внутреннего подвига без деятельной любви, или внешней деятельности без сокровенной духовной жизни.

    О том, что новоначальному иноку необходимо прежде всего научиться жить в общежительном монастыре, где только и возможно стяжать начатки смирения, терпения, кротости и послушания, написано множество трудов и преподано достаточно наставлений.

    Преп. Иоанн Лествичник замечает, что «наклонные к высокоумию и другим душевным страстям никак не должны избирать для себя жительства уединенного, а пребывать посреди братства и спасаться деланием заповедей».

    В наш век ослабления живых личностных связей, стремления к индивидуализму и уходу в виртуальный мир глобальных сетей это предостережение звучит с особой силой, ибо в монастырь приходят люди из мира, неся с собой последствия приобретенных в нем духовных болезней.

    Не меньшую, а может, даже и гораздо большую духовную опасность представляет собой и соблазн постепенной подмены в душе монаха первоначального настроения подвижнической жизни и внутреннего духовного делания устремлением спасать мир. Первое предполагает долгую и трудную борьбу со страстями, второе обещает внутреннее удовлетворение от осознания величины совершаемого ради Христа служения.

    Архимандрит Лазарь (Абашидзе) пишет: «Монахи сегодня уже знать не знают, что это ещё за "внутренняя жизнь": "Столько дел вокруг, мир гибнет, столько надо строить, восстанавливать, а тут какая-то "внутренняя жизнь"? — да ведь это эгоизм какой-то, христианство ведь жертвенно, надо прежде всего о других позаботиться". И вот монахи сегодня так же бросаются в бурливую реку жизни, впопыхах, с развевающимися мантиями — обращать, спасать, евангелизировать… От незнания, непонимания своего собственного духовного уровня человек впадает в состояние прелестное, мечтательное. Он мнит в себе несуществующие добродетели, считает положительными, духовными, богоугодными — душевные, нервные порывы своей души. Вся душевная деятельность такого человека сосредоточивается в уме и на кончиках нервов, отсюда порывистый, взбудораженный, сумбурный образ всей его жизни. От такой наружной горячности происходит разгорячение чувств и помыслов, мечтаний и переживаний. Всё это делает человека "взвинченным", подвижным, активным, суетливым. В его голове рождаются тысячи планов и идей, в сердце — море желаний и чувств, но все они направлены вовне, в земной мир, на устройство и преобразование земной, мирской обстановки. И хотя, при поверхностном взгляде, вся эта деятельность как будто ориентирована на Бога, на Евангелие, — но на самом деле она вполне самодеятельна и самонадеянна. Бог, евангельские заповеди, уставы и правила церковной жизни, обряды и богослужения — здесь только оболочка, только фон и покрытие, в центре же всей своей деятельности такой "труженик" ставит себя и свою волю. Такой человек, не видящий и не понимающий на самом деле, кто он и каков пред Богом, мнит себя незаменимым слугой Божиим, апостолом и "другом" Господним. Он становится "перед" Богом, спиной к Нему, поворачиваясь лицом к народам, и изо всех сил начинает приглашать всех прийти и поклониться Богу, проповедуемому им, но вскоре уже забывает справляться у Самого Господа, что и как делать, и в уверенности, что его труд богоугоден, так увлекается, что забывает о Боге и начинает привлекать народ к себе самому».

    Таким образом попытка создать вокруг себя Царствие Божие без создания его прежде в самом себе неизменно обречена на неуспех. Она вполне соответствует настроениям иудеев, которых в Евангелии обличает Христос. В то же время и самонадеянный уход в самого себя в поисках Царствия Божия без прохождения духовного научения под руководством опытного наставника в общежительном монастыре чреват самообольщением и бесовской прелестью.

    Избежать в настоящее время этих соблазнов и, не уклоняясь в крайности, пройти спасительный путь монашеского преуспеяния возможно в обители, где и настоятель, и духовник обладают духовной трезвостью и способностью полноценно осуществлять духовное руководство братией и, сообразуясь с внутренним состоянием и характером души каждого насельника, определять меру совершаемого ими подвига.

    При этом большое значение в монашеском делании имеет жизнь по монастырскому уставу, в которой сочетается труд и молитва, послушания и участие в Таинстве святой Евхаристии. «Устав в сознании насельников — это закон внутренней жизни, обладающий авторитетом Божественного установления, прямое продолжение и способ осуществления в жизни святоотеческого наследия» (Проект Концепции разработки и принятия уставов внутренней жизни в монастырях Русской Православной Церкви).

    Неукоснительное следование уставу позволяет иноку ощутить себя в особой благочестивой атмосфере, где все упорядочено и ритмично, все направлено на постепенное создание в душе правильного духовного устроения и стяжание добродетелей, первые из которых смирение и послушание.

    Монастырский устав предлагает насельнику опытно выверенный строй жизни по заповедям Христовым, жизни, устремленной к обретению Царствия Божия. Для тех, кто избрал для себя трудный путь борьбы со страстями и похотями и постоянно находится перед опасностью подвергнуться вражескому нападению со стороны злых духов, устав обители — благодатная защита, а его нарушение — риск потерпеть поражение в невидимой брани с врагом.

    Как земное царство крепнет и благоденствует при наличии внутреннего единства и внешней защиты, так и созидаемое внутреннее Царство Божие требует усилий подвижника для стяжания Духа Святаго и укрепления внешней обороны против невидимых врагов. На все времена остаются непреложными слова Спасителя: «Царство Небесное силою берется, и употребляющие усилие восхищают его» (Мф. 11:12).

    Источник: monasterium.ru

    • 27 Янв 2016 15:51
    • от monves
  11. Не дай Бог потрясений!

    Во время недавнего визита на Валаам Патриарх Московский и всея Руси Кирилл призвал наделить монастыри на этом архипелаге и на Соловках особым статусом и таким образом на законном основании защитить образ жизни людей, которые там живут и молятся.

    Предстоятель церкви отметил как положительный факт появление в российском законодательстве по защите культурного наследия такого нового понятия, как "религиозно-историческое место", и предложил помочь правительству определиться с тем, что же это такое. А также призвал закрыть торговые ряды на Валааме и привел в пример ситуацию с греческим Афоном, к которому власти относятся по-особому
    так, что "когда ступаешь на эту землю, понимаешь, что здесь другой мир, другие законы, другой образ жизни, который охраняется государством".

    Насколько жизнь валаамских монахов нуждается в защите? Какие новые искушения их преследуют? Надо ли проповедовать в интернете? Доходит ли колокольный звон обители до общества потребления? Об этом и многом другом "АиФ" побеседовал с игуменом Валаамского Спасо-Преображенского монастыря, епископом Панкратием.

    21 июля ему исполнилось 60 лет.


    — Владыка, тяжел ли для вас крест игуменский?

    — Это как посмотреть. Господь сказал: "Иго Мое благо, и бремя Мое легко". И также любой крест, который возлагает Он на человека, — это все-таки благо. С одной стороны, нелегко, конечно, а с другой — Бог дает нам силы даже в немощи.

    Первые годы на Валааме были страшно тяжелыми. Когда я вспоминаю о них, то даже не верится, и если бы мне сейчас сказали: "Вот тебе еще один Валаам, давай, восстанавливай!" — я бы уже не согласился. Особенно плохо приходилось зимой, потому что местных жителей на острове тогда было пятьсот с лишним человек, а среди них много пьяниц, людей опустившихся (сегодня на острове осталось чуть больше ста человек мирян, а монахов живет около 150 - прим. ред.). Прямо за алтарем была дискотека, а напротив - продуктовый магазин с вином и водкой. У меня в доме туалет был, простите, общий с больницей, на лестничной площадке курили медсестры и приходящие к ним молодые люди, а мне надо было каждый раз проходить мимо них по своим делам... Контраст слишком сильный между строгой монашеской жизнью и такой коммуналкой прямо под боком. Часто вспыхивали скандалы, драки. И несмотря на это, благодать в храме, тогда еще даже не просушенном, с разрушенными печами, временным картонным иконостасом, мы, монахи, ощущали очень сильно и находили в себе силы еще и радоваться.

    — Но сегодня, судя по всему, картина монастырской жизни тоже не во всем благостная. Через остров проходят тысячи туристов, здесь пока еще остается местное население...

    — Сегодня у нас уже хотя бы есть свое монастырское пространство, мы можем какое-то время, особенно вне туристического сезона — осенью, зимой, весной, как бы выдохнуть, побыть в уединении. То есть, с одной стороны, стало легче. Но сейчас, я считаю, в монашестве приходится бороться с искушениями уже другого рода. Например, со стороны интернета. Когда я в молодости поступал в монастырь, на собеседовании один старец, отец Матвей, прищурился хитро и спросил: "А вот скажи, пожалуйста, брат, что у тебя будет в келье?". "Будет две одежды — зимняя и летняя", — отвечаю. "А еще?" — "Икона". — "А еще что?" — "Книги духовные". Он улыбнулся и говорит: "Ну а маленький такой магнитофончик, духовные песнопения, проповеди послушать?" Я подумал и сказал: "Нет, не будет". "Но хоть чайничек-то будет, чайку попить?" — "И чайника не будет!" Но прошло пару лет, у меня и магнитофончик появился, и чайничек, все как положено (смеется). А сейчас — и интернет, и смартфоны, а там искушения. Ведь недаром на этой штуке (указывает на свой смартфон) нарисовано надкусанное яблоко — это действительно возвращает нас в те времена, когда Адам и Ева грешили перед Богом.
    Монах уходит из мира, а смартфон возвращает его снова в мир. Эта проблема сегодня есть везде, в том числе и на греческом Афоне. Они там ведут блоги, общаются на форумах, шлют по сетям "многая лета", воззвания и анафемы... Но все это абсолютно противоречит монашеству. Хотя я и сам тоже пользуюсь интернетом. Действительно удобно: и погоду можно узнать, какой прогноз на завтра, плыть по Ладоге на катере или не плыть, новости о том, что происходит в Патриархии и в мире. Удобно руководить, читать и отправлять письма.

    Но вот сейчас мне уже скоро 60 лет, и я думаю о том, что основная часть жизни прожита, надо посвящать оставшееся время, сколько Бог отведет, более серьезным вещам. Мне специально подарили телефон без камеры и интернета, и я стану пользоваться им, а почта будет идти через келейника. И соответственно, я получу моральное право требовать то же самое от насельников. Вот у монахов на Афоне телефоны даже не свои, а монастырские. Им выдают их, простите, как носки на складе, кружку-ложку и другие необходимые вещи. Тоже без камеры и интернета, самую простую и дешевую модель. Только для дела. Началось у монаха какое-то конкретное послушание — ему выдают телефон, закончилось — забирают.

    То же самое нужно делать и в наших монастырях. Все эти смартфоны, большие дисплеи — огромный соблазн, особенно для молодых монахов. Мне часто приходится слышать от них на исповедях, что вот, мол, опять бес попутал с этим интернетом... Один послушник даже уехал с Валаама из-за того, что просто погряз в Сети, и мир его притянул снова. И я даже считаю, что для современного монашества это один из главных вызовов. А путь к истине — возрождение подлинного общежития, когда у монахов нет ничего собственного.

    Случается и так: приезжают паломники, небедные люди, которые могут что-то подарить послушнику или монаху, и сделать это с самыми лучшими намерениями. Но от этих подарков становится только хуже. Мне рассказывали, как один из афонских игуменов, проходя мимо группы монахов, увидел одного из них в темных очках. Он подозвал его и спросил: "Откуда у тебя эти очки?". Вообще, это некрасиво, когда монахи, священнослужители носят солнцезащитные очки. Как-то не вяжется... Тот ответил: "Мне паломник подарил". Игумен снял с него эти очки, бросил на землю и растоптал.

    Любить ли врагов наших?

    — А фильмы или телевизор вы смотрите?


    — Не смотрю уже давно. И братии запретил, сказав: "Мы не для этого сюда пришли. И если кто-то все-таки будет смотреть, то он не имеет права причащаться со мной из одной чаши..." И это подействовало. А спустя какое-то время снова приходит брат: "Владыка, ну хоть какой-то самый православный фильм можно посмотреть?". Человек все-таки слаб. Я, например, не пью и то же самое наказываю братьям, чтобы они держали сухой закон. А если я не буду ему следовать, как же смогу требовать того же от других?

    — Но немало священников нарушают заповеди, а от паствы требуют послушания...

    — Об этом еще у Христа сказано: "Слушайте, что они вам говорят, но по делам их не поступайте". Христос сказал это всем, на все времена. Фарисеи, лицемеры, книжники - все эти религиозные типы есть и сегодня.

    — Некоторые священнослужители не только ведут блоги, но и проповедуют через интернет: например, отец Иларион или Андрей Кураев. Они доносят свое видение до других через Сеть, как с амвона. Вы считаете это ненужным?

    — Я считаю это ненужным и даже вредным для монахов. Монастырь может и должен вести просветительскую, проповедническую деятельность в интернете. Мы это делаем, у нас есть страницы в "Фейсбуке" и в других социальных сетях, свой сайт. То же самое и в других православных монастырях, например в Оптиной пустыни. Этим занимается братия, таково их послушание, но не личная прихоть. Монаху позволяется вести деятельность в Сети по благословению, к примеру, игумена. Но по собственной воле — нельзя.

    — В интервью "АиФ", отвечая на упрек, что, мол, монахи на Валааме заставляют мирян жить по своим правилам, вы сказали: "Мы навязываем людям только колокольный звон". Доходит ли он сегодня до большинства в обществе потребления?

    — Думаю, все-таки доходит. Другое дело, что этому яростно сопротивляются. Находятся те, кто старается его заглушить, и часто бывает так, что ищущие повода его находят. Благостной картинки у нас действительно нет. Да, конечно, к нам приезжает множество паломников, но очень много и тех, кто слышит голоса с противоположной стороны — антицерковные и, по сути, антироссийские. Часто за этим ничего нет, все раздуто. Но люди привыкли верить, и многие ведутся, попадаются на удочку.

    Хотя, конечно, нам самим надо давать меньше поводов для нападок. Недавно, например, было очень странное заявление одного очень известного священника о том, что слишком комфортная, мирная, спокойная, сытая жизнь вредит обществу, и Бог оставляет его. Он выразил надежду, что спокойствие и мир скоро закончатся, Бог вмешается в историю и пошлет страдания, которые пойдут обществу на пользу.

    Это заявление вызвало в мой адрес множество гневных вопросов от мирян: "Неужели вы все так думаете?!". Оно потрясло людей. Такие вещи говорить нельзя! Это ошибка очень большая, если не сказать, катастрофическая. Кого-то она может просто оттолкнуть от церкви. Той церкви, которая молится о стране нашей, властях и воинстве и призывает к любви даже по отношению к своим врагам. Апостол Павел учит молиться о властях именно для того, чтобы сохранялись мир и спокойствие, а тут вдруг заявляют, что мир, оказывается, нам не нужен, а нужны страдания и потрясения... Но российский великий государственный деятель Столыпин уточнял: "Нам не нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия".

    Наша страна и так потеряла на войне десятки миллионов жизней. Достаточно поехать на Донбасс, чтобы вспомнить об этом. Я встречался там с архиепископом Горловским и Славянским Митрофаном, епархия которого разделена: часть паствы на украинской стороне, другая — в ДНР. И его уже 8 раз догола обыскивали на блок-постах, а однажды чуть не расстреляли после того, как он попытался что-то объяснить, угрожали напрямую: "Мы вас всех сейчас тут уложим!".

    Поэтому не дай Бог никаких потрясений. Их и так много в мире. Через 10-20 лет мирной, спокойной жизни Россия действительно станет великой страной. Тем более, если во власти будет больше таких честных и верующих людей, как, например, Евгений Примаков, больше настоящих руководителей и предпринимателей, министров, которые не воруют. Понятно, что даже очень порядочные чиновники вынуждены играть по тем правилам, которые им навязаны, приходится искать компромисс. Но они хотя бы не берут взяток, не приобретают за сумасшедшие миллионы долларов авторучки, осыпанные бриллиантами. Это люди, которые работают, оглядываясь на вековые устои России, а не на либеральную "разноцветную" Европу, не стремятся быть олигархами за народный счет.

    "Малая закваска квасит все тесто"

    — Но, может быть, 20 лет спокойной жизни приведут нас к другому результату: еще большему укоренению общества потребления? Когда деньги решают все. Разве нет?

    — Апостол Павел сказал: "Малая закваска квасит все тесто". Если в обществе будет больше людей, которые на деле определяют свою жизнь заповедями Христовыми, никакие стандарты потребления нас не переиначат. Казалось бы, мы сейчас живем, так много заимствуя у западной цивилизации. Но смотрите, какая волна протеста поднялась после того, как американцы объявили у себя свободу однополых браков. Даже в самой Америке, а в России тем более.

    — То есть вы считаете, что у нас есть иммунитет против такого образа жизни?

    — У нас сохраняются те нравственные истоки, которые были заложены нам нашими родителями, им — дедами, а им — прадедами. Меня воспитывала мать, которая была членом коммунистической партии, но всю жизнь читала молитву и была человеком нравственным, никогда не могла что-то украсть или солгать. Она жила по совести и вложила это в меня, так же как другие матери и отцы в своих детей. Эта черта все еще живет в нашем народе, она не растворилась. Конечно, опасность сегодня нарастает: идет борьба, перелом, решается, каким будет будущее страны, туда мы качнемся или сюда. Может быть, испытания, которые мы сообща преодолеваем в последние годы, санкции, антисанкции, противостояние с Западом посланы нам для того, чтобы мы устояли в своем образе жизни, сохранили в себе веру, чтобы не были размыты понятия добра и зла.

    У некоторых, конечно, в том числе и у богатых людей, это "православие лайт": мол, я крещусь, ставлю свечечку, попостился в хорошем ресторане с осминожками да с устрицами — и слава Богу. Другие попроще, но тоже ограничиваются внешними атрибутами веры. Ну ладно, пусть, хотя бы так для начала.

    — Христиане-протестанты говорят, что, если человек богат, значит, Бог ему благоволит, Бог его отметил, богатство — это отметина Бога. А как вы считаете?

    — Православные люди, обладающие материальным богатством, воспринимают его как дар Божий, который дан им с определенной целью. То есть они являются только распорядителями богатства, на самом деле оно не их. Каждому Бог дает свой талант: ремесла, науки, врачевания или быть предпринимателем, администратором, хорошим рабочим. Хороший рабочий — это не менее важно, чем хороший банкир. Банкир может вложить деньги в строительство, но, если у него не будет толковых администраторов, а у тех грамотных строителей, все развалится. Не все же время нанимать иностранцев. Талант может выражаться и в богатстве — не свалившемся с неба, а заработанном и приумноженном своим умением и трудами. А уж как человек им распорядится, приумножит или закопает в землю — дело его совести.

    Вспомним, как помогали нуждающимся и российской культуре дореволюционные купцы-меценаты. Сегодня, например, на Афоне собираются канонизировать русского золотопромышленника и благотворителя Иннокентия Сибирякова. Купец, миллионер — а сколько он сделал добра, строил больницы, приюты, храмы, монастыри. У нас на Валааме на его деньги построен Воскресенский скит. И закончил он свою жизнь схимонахом на Афоне в Андреевском скиту, построенном на его средства.

    Владимир Кожемякин

    Источник: aif.ru

    • 04 Авг 2015 17:46
    • от monves