Перейти к содержимому


Фотография
- - - - -

Ответы на некоторые вопросы о монашеской жизни. Из духовной беседы на Оптинском подворье в Санкт-Петербурге

иг. арсений (мосалев)

  • Авторизуйтесь для ответа в теме
В этой теме нет ответов

#1 monves

monves
  • Администраторы
  • 564 сообщений

Отправлено 17 Март 2017 - 12:15

По воскресным дням на Оптинском подворье в Санкт-Петербурге с прихожанами и гостями прихода после воскресной Литургии проводятся духовные беседы. Встречи проходят под руководством настоятеля игумена Арсения (Мосалева) в рамках живого диалога с вопросами и ответами. Предлагаем вниманию читателей сайта некоторую часть из духовной беседы насельников Оптиной пустыни игумена Арсения и игумена Ефрема с прихожанами, состоявшейся 5 марта 2017 года, в первую Неделю Великого поста. 

  

На очередной встрече прозвучали вопросы о том, почему святые Отцы стремились к молчанию и одиночеству, в чём разница жизни в монастыре и в миру, сколько времени монах должен уделять молитве и послушанию, как увидеть свои таланты и духовные возможности и некоторые другие.

ВОПРОС: Батюшка, объясните, почему так происходит, что одни люди приходят к Богу, ходят в храм, а другие нет, и даже родственники просто не слышат нас, когда мы им говорим о вере. Это потому, что их милость Божия не касается, Господь так хочет, или по другой причине?

ИГУМЕН ЕФРЕМ: Это тайна Божия, и мы не можем проникнуть в Промысл Божий. Мы на эту тему уже подробно говорили на одной из последних бесед. Если бы Господь не давал, не призывал, то была бы явная несправедливость; и человек мог бы сказать: «Господи, ты мне Сам не дал веру». А Господь даёт всем возможность прийти к Нему. Просто сам человек не использует данную ему возможность, по какой-то неведомой нам причине человек не идёт к Богу.

ВОПРОС: Я стараюсь объяснить своим родственникам про веру, про Бога, но словно стена, полное непонимание…

ИГУМЕН АРСЕНИЙ: Родителей лучше не учить, если они вас сами об этом не спрашивают. К родителям надо относиться с почтением: «Почитай отца твоего и мать» (Исх. 20, 12). Если вы долго в храм ходите, верите, и ваших родителей вдруг потянуло к Богу, озарило тягой к Богу, и они вас спросили, то тогда, конечно, подскажите, объясните, помогите. И к другим родственникам будьте повнимательнее.

ВОПРОС: А я замечал за собой, что когда начинаю объяснять родственникам, то возникает самомнение и желание настоять на своём, на нравоучении других.

ИГУМЕН ЕФРЕМ: И мы, когда только пришли к Богу, то хотели изменить весь мир, особенно это касалось родителей, и мы сталкивались с глубочайшим непониманием… При этом, как мы можем сказать своему отцу, что он не прав?

ВОПРОС: Господь создал нас, человека, словесными существами, мы мыслим и говорим. Я читала у одного святого такое суждение, что молчание – это тайна будущего века, а слова – это орудие сего мира. У меня вопрос: получается, мы являемся словесными тварями по природе, это нам дано как дар, мы думаем и говорим, а почему святые Отцы тогда стремились к молчанию и внешнему, и внутреннем? Почему так? Или это уже не моя мера, я не пойму? Объясните, батюшка.

ИГУМЕН ЕФРЕМ: В вашем вопросе вы коснулись монашеской темы. Наверно, в данном случает в данной аудитории мы не сможем объяснить это соответствующе, исчерпывающе. Навряд ли это будет объяснимо и понятно вам. Когда человек стяжает дар молитвы и когда в его сердце пребывает Христос, то у него полнота. Кому и что в данный момент говорить?! Я совсем упрощу, скажу просто, чтобы вы как-то поняли. Представляете, человек ушёл в монастырь. Господь через некоторое время дал ему дар молитвы. И о каких словах, разговорах может идти речь? Выходя из кельи в храм, он видит человека и понимает, что этот человек может расстроить его общение с Богом, и он будет обходить этого человека на расстоянии, чтоб только не потерять драгоценное общение с Богом.

ВОПРОС: То есть чтоб сохранить внутреннюю тишину?

ИГУМЕН ЕФРЕМ: Это не тишина. Речь идёт о Богообщении. И вот теперь поймите монахов, которые от вас убегают, и не думайте, что они вас презирают, что ненавидят, что они гордые… Вы должны понимать, что в монастыре другая обстановка, другие интересы, другие задачи, и всё устремлено к одному – ко Христу. Если хотите об этом узнать – у святых Отцов всё написано. Почитайте отцов: святых Макария Великого, Исаака Сирина, Григория Богослова, Григория Синаита, Григория Паламу и так далее. Вы начнёте читать и столкнётесь с глубочайшим непониманием. А они это написали, потому что им Господь, каждому в своё время, дал такое дерзновение – передать людям, что есть божественный свет, который озаряет человека; дал дерзновение в поучениях сказать – не живите люди обывательски, не живите бытовыми заботами, стремитесь к Богу, к Богообщению. Преподобный Макарий говорит, что когда некоторые люди чего-то большого достигают, то говорят, что это они делают, чтобы возвеличить славу Христову, но гораздо выше, говорит Великий Макарий, кто пребывает в безызвестности. Великий Антоний ушёл из мира в пустыню, чтобы найти подобных себе – и нашёл святого Павла Фивейского, который 90 лет прожил в пустыни. О чём святой Павел Фивейский говорил в пустыне и с кем он говорил; а сколько таких святых, которые уходили в пустыни и общались с Богом?

ВОПРОС: Я читал о монашеской жизни, и в одной книге написано, что монах должен работать 1/6 часть дня, а остальное время должен пребывать в молитве. Так и есть на самом деле?

ИГУМЕН ЕФРЕМ: Если вы пришли в монастырь, значит делаете то, что скажет отец Настоятель, который распределяет послушания в обители. Скажет: ты работай на пекарне и через это спасёшься, и будешь послушаться и работать в пекарне положенное время.

ВОПРОС: А как монахи-отшельники, которые непрестанно молятся? Вот Иосиф Исихаст…

ИГУМЕН ЕФРЕМ: Старец Иосиф перед своим отшельничеством жил в послушании, у старцев, он прошёл школу послушания – жесточайшего послушания по отсечению своей воли. Почитайте книгу «Моя жизнь со старцем Иосифом» Ефрема Филофейского. Они все жили в послушании, старец следил за каждым послушником, кто что делал, как там написано «Сын, мой, я не слышал, чтобы ты сегодня вопил Иисусовой молитвой», там всё было под чётким руководством старца, ни один помысел не проходил мимо старца. Вот это послушание и молитва. А вы хотите прийти в монастырь и сразу только молиться?

ВОПРОС: А в чём по сути разница жизни в монастыре и в миру? Здесь и там свои трудности, искушения. Когда возникают трудности, то они даются на пользу человеку, так? Если у человека есть склонность к искушению, ему пришло искушение и он с ним согласился, то получился грех, получается этот человек не ищет спасения своей души… И он также может падать и в монастыре, и в миру, и за столом, и где угодно. То есть получается, всё зависит от самого человека, а не от места?

ИГУМЕН ЕФРЕМ: Конечно, от желания, от устремления, от того, куда человека стремится. Мы все прекрасно понимаем, что мы созданы Богом, созданы для Богообщения. Об этом написано у великих святых Отцов: Антония, Макария, Исаака Сирина и других – они все писали о Богообщении. И у каждого – что у монаха, что у мирского – все должны быть устремления к Богообщению. Конечно, через монашество лучше, это, наверное, самый удобный путь, который дал Бог человеку; первые христиане сразу уходили в пустыни, это 2-4 века, потому что они понимали, что в миру им будет тяжело. Мы любим Бога, мы созданы Богом, и, чтобы быть любимым Богом, мы стараемся исполнить Его заповеди. Преподобный Макарий Великий говорил, что, если бы человек знал своё достоинство, он познал бы тайны Божии. Представляете, какое дано Богом человеку достоинство для Богообщения, для познания Его тайн, Его воли. В монашестве – легче исполнить заповеди: живёшь, ходишь на службы, послушаешься, ругают тебя или нет, но ты приходишь в келью, где книги да чётки, и ты один и Бог, и говоришь Ему: «Господи, меня поругали», «Господи, я не стерпел», «Господи, я такой-сякой, дай мне сил потерпеть», взял книгу, помолился... А человек, имеющий семью, приходит домой, а там дети, жена, на работе начальник… Разница есть.

ВОПРОС: Батюшка, а Господь ведь слышит нас любых, и грешных, и не грешных, слышит любую нашу мысль, наше желание, нашу молитву. А зачем тогда нужно обращаться к святым, если можно напрямую к Господу? Для чего?

ИГУМЕН ЕФРЕМ: Только у протестантов нет посредников между Богом и людьми. У нас посредники – святые угодники, это и особенность Православной Церкви, и величайшая милость Божия, что у нас есть ходатаи перед Богом. Вы уверены, что вы можете иметь такое дерзновение, чтобы умолить Бога? Понятно, что Господь слышит. А ваш небесный Покровитель, ваш Ангел Хранитель говорят и просят тоже вместе с вами, но не только они, но и сонм святых просит о вас. И вы обращаетесь к святому, который имеет дерзновение перед Богом, который уже и в этой жизни имел дерзновение. Мы знаем, что есть Церковь Торжествующая и Церковь воинствующая, а мы будучи в воинствующей Церкви обращаемся к Торжествующей, пребывающей в славе и имеющей величайшее дерзновение пред Богом быть предстателями за людей. А иначе нам и Святая Церковь будет не нужна, и храм для нас потеряет смысл.

ВОПРОС: Батюшка, я узнала, что в пост активизируются тёмные силы. Так ли это? А если так, то что нужно делать в этом случае?

ИГУМЕН ЕФРЕМ: В любое время дня и ночи мы подвергаемся искушениям и нападкам. Мы всегда должны находиться в готовности отразить любые искушения. Но если пост – это особое время борьбы духовной, то иногда так и бывает, что именно постом начинаются какие-то брани; и это может случиться по Промыслу Божьему в то время, когда мы особенно постимся, более внимательны к себе, не обременены пищей, и Господь даёт понести нам какие-то особые подвиги, испытания, увидеть свою немощь, а через скорби прийти к покаянию.

ВОПРОС: Батюшка, говорится, что Господь дал всем таланты, а как увидеть свои таланты, открыть и не потерять свои духовные возможности? Как понять, что нужно в жизни делать, что от тебя ждёт Господь?!

ИГУМЕН АРСЕНИЙ: С Евангелием сравните свою жизнь. То, что противное Евангелию, – то плохо, а то, что делаете по Евангелию, – хорошо. А если вы каетесь и укоряете себя за то, что не исполняете Евангелие, опять хорошо. Святые Отцы говорят, что всякий человек талантлив, нет не талантливых людей. И человек либо использует таланты, либо нет, и человек может сегодня не использовать свой талант, а завтра в себе его раскрыть. И Господь всё делает, чтобы мы спаслись. И как раз Великим постом очень хорошо увидеть свои немощи. Если мы увидим, что мы немощны, не смогли что-то сделать, надо укорить себя, не унывать, обратиться к Богу «Господи, помилуй мя», и с молитвой вы вновь приобретёте мир Христов.

ВОПРОС: А талант – это дар или духовный плод? Кому-то вот легко даётся, а кому-то приходится приложить много усилий.

ИГУМЕН ЕФРЕМ: Конечно, так и бывает… Когда мы учились в Духовной семинарии, потом академии, то кто-то из студентов с первого раза после прочтения запоминал Священное Писание, а кто-то не может и учит. Кому-то языки плохо даются, кому-то хорошо. Но всё должно делаться через труд. Если у вас не хватает таланта в деле, в обучении, в работе, то всё нужно покрывать трудом. Это заповедь Божия. Бог человеку дал право творит, как Сам Он Творец, так и человеку дал право творить. И мы должны всё делать с любовью, с творчеством. А у нас, порой, всё через уныние, через нежелание. Особенно в современном мире: что хочет и желает молодёжь, скажите? Всё и сразу. Не прилагая труда. При этом, молодые люди говорят, что всё не так, ропщут. А нужно трудиться, независимо, есть ли у вас талант или нет, и всё посвящать Богу, трудиться во славу Божию.

ВОПРОС: Я как-то услышала на беседе, что надо избегать мыслей, не вдаваться в свои мысли, помыслы. Но скажите, а как же без мыслей жить, строить планы, предпринять что-то хорошее, ведь надо об этом сначала подумать, Бог не принесёт мне на тарелочке того, чего я хочу? Батюшка, объясните мне, пожалуйста, я не до конца поняла.

ИГУМЕН ЕФРЕМ: Если вы находитесь на молитве, то ваш ум должен быть устремлен только к Богу и к молитве. А если вы делаете свои дела, то думайте о своих делах. Когда мы в монастырь пришли, то обитель была разрушена, по Оптиной пустыни коровы ходили. Мы начали отстраивать всё постепенно, и нас отец Наместник учил, что мы должны вникать в самую глубину дела. У меня было послушание на подсобном хозяйстве, а поначалу я не мог овёс от ячменя отличить. А надо было всё начинать сначала: пахать, удобрять, сеять, садить, находить технику, самому садиться за руль. И мы, кто нёс послушание на подсобном, обращались в институты, в НИИ, разговаривали со знающими людьми, вникали в сельскохозяйственные вопросы и так далее. Всё нужно было делать самой братии, и мы понимали, что делали ради Бога, ради возрождения монастыря. А если бы мы ставили условия, как сегодня задали вопрос про 1/6 часть дня для послушания, то бы и до сегодняшнего дня по двору монастыря ходили коровы. Господь дал каждому человеку способность творить, и верующий человек, когда, например, строит дом, то строит с любовью, хочет, чтобы люди жили хорошо, он думает об этом и старается; а пришло время ему для молитвы – нужно помолиться; пришло время работы – нужно потрудиться.

Источник: spb.optina.ru

Нажмите здесь для просмотра статьи 







Количество пользователей, читающих эту тему: 0

0 пользователей, 0 гостей, 0 анонимных